КУМЫСФОРУМ

Объявление

Камелёк

Приглашаем посетить наш сайт Камелёк у нас вас ждут конкурсы, масса сюрпризов и теплая дружеская обстановка. Запущена Табличка для желающих худеть в приятной компании.
На сайте открыт раздел с файлами для бесплатного скачивания

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КУМЫСФОРУМ » Мужской клуб МАКХХL » ТАНКИ


ТАНКИ

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

вот, как и обещал.
Готовьтесь к бою!!! :D 
Те кто не в курсе просто изучайте…вам понравиться.
:cool:

Отредактировано hced (2007-07-20 02:38:31)

0

2

танк Т-72
Создавая танк нового поколения, конструкторы Уральского танкового завода в Нижнем Тагиле стремились свести к минимуму технический риск, поэтому использовали проверенные инженерные решения и отработанные на предшествующих моделях узлы и агрегаты. Так, по конфигурации корпуса и башни, особенно их лобовых частей, новая машина Т-72 “Урал” (это название упоминалось в телевизионных передачах) напоминала Т-64.
Основное вооружение состояло из 125-мм гладкоствольной пушки, стабилизированной в двух плоскостях, и спаренного с нею пулемета ПКТ. Разработанный уральцами автомат перезаряжания пушки существенно отличался от примененного на “шестьдесятчетверке”. Выстрелы раздельного заряжания (единые для Т-64 и Т-72) размещались горизонтально в кассетах, причем снаряды находились под зарядами. Перед выстрелом вращающаяся боеукладка (транспортер) разворачивалась до тех пор, пока сектор со снарядом нужного типа не подходил к захватам подъемника, тот подавал кассету на линию заряжания, и досылатель поочередно отправлял снаряд и заряд в орудие, которое автоматически устанавливалось на заданный угол возвышения. После выстрела поддон сгорающей гильзы выбрасывался наружу через лючок в кормовой части крыши башни. Заметим, что боеприпасы перемещались по кратчайшей траектории, устройство кассет и самого механизма заряжания было простым. Благодаря этому скорострельность пушки достигала 8 выстрелов в минуту, а при ручном заряжании снижалась до одного-двух.
Наведение пушки и пулемета на дистанцию 1—4 тыс. м осуществлялось монокулярным, стереоскопическим прицелом-дальномером ТП?-2-49 с независимой стабилизацией поля зрения по вертикали. В прицел встроили баллистический вычислитель, учитывающий при выработке данных для стрельбы тип снаряда, температуру и влажность воздуха, влияние бокового ветра. При ведении огня подкалиберными и кумулятивными снарядами прицельная дальность составляла 4 тыс. м, для осколочно-фугасных—5 тыс. м и для пулемета — 1,8 тыс. м.
С помощью бокового уровня можно было стрелять и с закрытых позиций на расстояние до 9,4 тыс.м. ?ля защиты от воздушного противника на вращающейся командирской башенке установили зенитный пулемет. Упростили конструкцию приводов наведения, в частности, обошлись без системы дистанционного управления, как на Т-64.
В качестве силовой установки уральцы применили многотопливный, 12-цилиндровый дизель В-46 поперечного расположения. Ряд его деталей подходил к распространенному тогда двигателю В-55. Высокая мощность была обеспечена применением центробежного нагнетателя с приводом от коленвала. Меньшая (по сравнению с турбокомпрессором) эффективность окупалась простотой и отработанностью конструкции.
Система охлаждения не имела принципиальных отличий от тех, что использовались на Т-55 и Т-62. Как и на них, воздушный поток, обдувающий радиатор, создавался вентилятором, смонтированным у кормового листа.
Силовая передача во многом схожа с примененной на Т-64: крутящий момент передавался от двигателя через гитару и общий ведущий вал на две семискоростные планетарные коробки передач. При поворотах разница в скорости перематывания гусениц также достигалась включением в одной из них пониженной передачи, а усилия на рычагах управления уменьшались гидросервоприводами.
Несмотря на то, что в ходовую Т-72 не внесли радикальных новшеств, она полностью соответствовала требованиям времени: шесть сдвоенных опорных катков на борт с резиновыми шинами, уменьшавшими влияние неподрессоренных масс на плавность хода, диски отливались из алюминиевого сплава. Хорошее качество торсионов обеспечило большие хода катков.
На первом, втором и шестом узлах подвески установили простые и долговечные лопастные амортизаторы. Расположенные впереди направляющие колеса были литыми, поддерживающие катки — одинарными, с внутренней амортизацией (по три на борт).
?усеничные цепи нового танка с резинометаллическими шарнирами траков использовались при модернизации Т-55 и Т-62, на которых требовалось только заменить ведущие колеса. В свою очередь, при необходимости “семьдесят второй” ничто не стоило “переобуть” в гусеницы с открытым шарниром, заимствованные с машин семейства Т-54.
Интересно, что ходовая “Урала” испытывалась на опытных “объектах 167”, представляющих собой тот же Т-62, но поставленный на новые катки, причем сравнивали пяти- и шестиопорные варианты. Кроме того, опробовали Т-72 с ходовой частью “шестьдесят четвертого”. В общем, устроили своего рода конкурс на лучшую конструкцию...
Как и все послевоенные боевые машины, Т-72 оборудовали приборами ночного видения, радиостанцией, системами противоатомной и противопожарной защиты, приспособлениями, предназначенными для преодоления водных преград по дну.
Менее сложный в устройстве и эксплуатации “семьдесят второй” и практически равноценный по остальным характеристикам “ветерану” Т-64 приняли к производству. Тем временем инженерам удалось повысить надежность и “шестьдесят четвертого”, в итоге было решено выпускать обе машины, что называется, параллельно. Однако если Т-64 оставался на вооружении только Советской Армии, то Т-72 еще и экспортировался.
Впервые эти машины применили при боевых действиях в 1982 году, в Ливане, долине Бекаа. Вскоре в зарубежной печати появились репортажи с мест сражений, в которых красочно описывались “кладбища” Т-72.
Однако президент Сирии Х.Асад в одном из интервью заявил: “Танк типа Т-72 лучший в мире”—и особо подчеркнул, что израильским танкистам не удалось подбить ни одной такой машины советского производства.
?го высказывание в какой-то степени подтверждается тем, что американцы очень долго пытались всеми способами заполучить Т-72, но это удалось им лишь в 1987 году. И не стоит перенапрягать воображение, чтобы догадаться, куда бы попали машины, подбитые израильтянами пять лет назад...
За время производства Т-72 несколько раз модернизировали. В частности, ходовую часть прикрыли противокумулятивными экранами, на некоторых машинах установили “активную броню” (см. “ТМ” № 11 за 1990 г.), лазерные дальномеры, мощность двигателя довели до 840 л.с. Ствол пушек на Т-64 и Т-72 покрыли асбестом под жестяным чехлом, чтобы уменьшить его изгиб, возникающий от неравномерного нагрева при частой стрельбе. На башнях установили гранатометы для метания гранат, создающих дымовую завесу.
Многие машины оснастили бульдозером для самоокапывания.
В заключение отметим, что лицензии на производство Т-72 приобрели Чехословакия, Югославия и Индия.
Защищенность
Броневая защита лобовой части корпуса и башни представляет собой многослойные комбинированные броневые преграды, которые обеспечивают неуязвимость от большинства типов бронебойных подкалиберных и кумулятивных снарядов танковых (противотанковых) пушек. Высокая стойкость от кумулятивных боеприпасов достигнута установкой навесной динамической защиты.
На танке установлено 227 контейнеров, из них на корпусе — 61, на башне — 70 и на бортовых экранах — 96. С 1988 года на серийных танках Т-72Б применяется встроенная динамическая защита.
Корпус танка — сварной, его верхняя лобовая деталь наклонена под углом 68 градусов от вертикали. Башня — литая, ее лобовая часть имеет переменные углы наклона от десяти до двадцати пяти градусов. Борта корпуса защищены противокумулятивными экранами.
Танк отличается высоким уровнем противорадиационной защиты за счет применения подбоя и надбоя, системы коллективной защиты и локальной защиты членов экипажа.
Живучесть танка на поле боя повышена за счет низкого силуэта, применения ТДА и системы 902Б «Туча» для постановки дымовых завес, системы защиты от напалма и быстродействующего противопожарного оборудования 3ЭЦ13 «Иней». Танк имеет камуфлирующую окраску и оснащен оборудованием для самоокапывания и для навешивания минного трала КМТ-6.
Подвижность
На машине установлен многотопливный четырехтактный быстроходный дизельный двигатель В-84-1 жидкостного охлаждения с наддувом от приводного центробежного нагнетателя. Кроме того, используется инерционный (волновой) наддув.
Мощность двигателя составляет 618 кВт (840 л.с.). Он приспособлен к работе на дизельном топливе, реактивном топливе (Т-1, ТС-1, Т-2) и автомобильном бензине (А-66, А-72).
Пуск осуществляется с помощью электростартера, системы воздушного запуска, а также от постороннего источника тока или с буксира. Для экстренного пуска холодного двигателя зимой имеется система подогрева впускного воздуха.
Механическая планетарная трансмиссия состоит из входного редуктора, двух бортовых коробок передач и двух бортовых редукторов. Она имеет гидросервоуправление и собственную масляную систему.
В системе подрессоривания применена индивидуальная торсионная подвеска с гидроамортизаторами рычажно-лопастного типа на 1, 2 и 6 узлах надвески каждого борта. Диски опорных катков изготовлены из алюминиевого сплава. Опорные катки имеют наружное обрезинивание, а поддерживающие катки — внутреннюю амортизацию. Для предохранения гусеницы от сбрасывания при поворотах танка на ведущих колесах приварены ограничительные диски.
Танк оснащен оборудованием для подводного вождения, позволяющим преодолевать водные преграды глубиной до пяти метров и шириной около 1000 метров. На танке используется комплекс средств связи «Абзац», который включает У KB радиостанцию Р-173, радиоприемник Р-173П, блок антенных фильтров и ларингофонный усилитель. Радиостанция работает в диапазоне частот 30-76 МГц и имеет запоминающее устройство, позволяющее заранее подготовить десять частот связи. Она обеспечивает дальность связи не менее 20 км как на месте, так и в движении по средне-пересеченной местности.
Модификации танка Т-72
Т-72 (1973 г.) — базовый образец. Т-72К (1973 г.) — командирский танк. Т-72 (1975 г.) — экспортный вариант, отличался конструкцией броневой защиты лобовой части башни, системой ПАЗ и комплектацией боеприпасов.
Т-72А (1979 г.) — модернизация танка Т-72. Основные отличия: лазерный прицел-дальномер ТПДК-1, ночной прицел наводчика ТПН-3-49 с осветителем Л-4, сплошные бортовые противокумулятивные экраны, пушка 2А46 (вместо пушки 2А26М2), система 902Б запуска дымовых гранат, система защиты от напалма, система дорожной сигнализации, ночной прибор ТВНЕ-4Б механика-водителя, увеличенный динамический ход катков, двигатель В-46-6.
Т-72АК (1979 г.) — командирский танк.
Т-72М (1980 г.) — экспортный вариант танка Т-72А. Он отличался броневой конструкцией башни, комплектацией боеприпасов и системой коллективной защиты.
Т-72М1 (1982 г.) — модернизация танка Т-72М. Он отличался дополнительным 16-мм броневым листом на верхней лобовой детали корпуса и комбинированной броней башни с песчаными стержнями в качестве наполнителя.
Т-72АВ (1985 г.) — вариант танка Т-72А с навесной динамической защитой.
Т-72Б (1985 г.) — модернизированный вариант танка Т-72А с комплексом управляемого вооружения.
Т-72Б1 (1985 г.) — вариант танка Т-72Б без монтажа некоторых элементов комплекса управляемого вооружения.
Т-72С (1987 г.) — экспортный вариант танка Т-72Б. Первоначальное наименование — танк Т-72М1М. Основные отличия: 155 контейнеров навесной динамической защиты (вместо 227), бронирование корпуса и башни сохранено на уровне танка Т-72М1, другая комплектация боеприпасов к пушке.
Производство и поставки на экспорт
Серийное производство танка организовано на заводе в Нижнем Тагиле. С 1979 по 1985 год в производстве находился танк Т-72А. На его базе выпускался экспортный вариант Т-72М, а затем его дальнейшая модификация — танк Т-72М1. С 1985 года в производстве находился танк Т-72Б, и его экспортный вариант Т-72С.
Танки серии Т-72 экспортировались в страны бывшего Варшавского Договора, а также в Индию, Югославию, Ирак, Сирию, Ливию, Кувейт, Алжир и Финляндию.
На базе танка Т-72 были разработаны и приняты в серийное производство БРЭМ-1, танковый мостоукладчик МТУ-72, инженерная машина разграждения ИМР-2.
Боевая и техническая характеристики танка Т-72Б
Боевая масса — 44,5 т
Экипаж — 3 чел.
Высота по крыше башни — 2226 мм
Пушка — 125-мм гладкоствольная — пусковая установка
Боекомплект — 45 выстрелов
Типы боеприпасов — БПС, БКС, ОФС, управляемая ракета
Комплекс управляемого вооружения — 9К120
Управляемая ракета — 9М120 с управлением по лучу лазера
Дальность пуска УР — 100-4000 м
Вероятность попадания УР — 0,8 по цели типа танк при стрельбе с места
Дальномер — лазерный
Стабилизатор — электрогидравлический по вертикали, электромеханический по горизонтали
Баллистический вычислитель — аналоговый
Заряжание — автоматическое
Пулеметы — один 12,7-мм, один 7,62-мм
Броневая защита — комбинированная
Динамическая защита — встроенная
Дымовые гранатометы — 8 шт.
Максимальная скорость — 60 км/ч
Запас хода по шоссе — 500 км
Двигатель — двенадцатицилиндровый четырехтактный многотопливный дизель
Мощность двигателя — 618 кВт (840 л.с.)
Трансмиссия — механическая планетарная
Подвеска — торсионная
Гусеница — с РМШ
Глубина преодолеваемой водной преграды — 5м

0

3

танк Т-80
Пожалуй один из самых знаменитых танков,который покупали почти все страны мира.Этот танк Т-80 принятый на вооружение в 1976 году.Машины этого семейства випускаются Омским производственным обьединением.Танк укампликтовывался по заявлению министра обороны РФ Игоря Сергеева последним вооружением.В нем изначально был заложен потенциал па модернизацию. Потребность к новой технике привели к модернизации этого танка и появился Т-80У-М1 "Барс". Сохранив классическую компановочную схему , при которой основное вооружение размещено во вращяющейся башне, силовая установка в кормовой части корпуса, экипаж - раздельно: командир танка и наводчик - в боевом отделении, механник-вадитель в отделении управления. Как и его собратья танк Т-80У-М1 "Барс" быстроходен и малозаметен на любой местности, спосоюен совершать марши на большие расстояния и перевозится всеми видами транспорта.
Вооружение танка многообразное на нём установленна гладкоствольная пушка-пускавая установка типа 2А46М калибра 125мм, стабилизированная в двух плоскостях. За счёт повышения жоскости ствола увеличина точность ствола на 20 процентов. В то же время сохранены основные узлы и агригата серийно выпускаемой пушки 2А46М-1 . Современная система управлением огнём включает в себя лазерный дальномер, датчик ветра, скорости движения танка и цели, крена, температуру заряда и окружающей среды, танковый баллистическиы вычислитель.Эта система в савакупности с уникальной ходовой частью позваляет вести огонь при скорости 35км/ч.По данному пораметру танку семейства Т-80У не имеют равных. Управляет огнём в бою наводчик но современная система наведения тозволяет и командиру наводить орудие.Комплекс управляемого вооружения (КУВ) позволяет проктически со 100% вероятностью позволяет поразить бронированную или низко летящую цель на дальности до 5 км. КУВ 9К119 облодает повышенной помехоустойчивостью.
Защищён танк Т-80У-М1 от современных противотанковых средств за счёт: комбинированной многослойной защиты верхней лобовой детали корпуса и комбинированного наполнения в башне; комплекса встроенной денамичной защиты(ВДЗ) корпуса и башни а так же фальшбортов с элементами ВДЗ; комплексом активной защиты "Арена"; системой поставки завес комплекса оптико-электронного противоздействия "Штора 1" Комплекс "Арена" установленная на танке Т-80У-М1 "Барс" включается и выключается с командирской панели управления, после чего все последующие операции сопровождаются автоматиченсски. "Арена" защищает танк при любой погоде, в любых метео условиях, включая движение и прицеливание , вне зависимости от угла подлёта сбедств порежения.Конструкция родаров и проицелов обеспечивает высокй уровень защиты от помех. Система активной защиы в два раза повышает жывучисть танка. Взамен прибора радиационнойи химической разветки ГО-27 ,устанавлемый почти на все образцы бронитехнике на танке Т-80У-М1 "Барс" стоит комплекс обладающей большой быстродейтвеностью и чувствительностью.Для связи на танке установленна радиостанция Р-163-50У и радиоприёмник Р-163ЛУП, работающий в УКВ диапазоне в помехозащещённом режиме. И определяется по личному коду станции.
Танк Т-80У-М1 "Барс" оснащён многотопливным газотурбинным двигателем мощностью 1250 л.с. с гидрообьёмной перелачей (ГОП) (удельная мощность - 27,2 л.с./т) что значительно привышает пораметры танков всего мира. Высокие динаичесские хорактеристики и разгонные хорактеристики позволяют быстро уходить из зоны обстрела. Танк с места разгоняется до скорости 50км/ч всегоза 17-19 сек. А "прыжок с места " на 3-5 метров производится за 1-2 сек. В ближайщем будующем планируется устанавливать форсированные до 1400 л.с. двигатели. По динамике разгона ему нет равных.

0

4

танк Т-90
Танк Т-90, представляющий собой усовершенствованный танк Т-72Б, принят на вооружение в 1993 году. Появление танка вызвано необходимостью модернизации существующих образцов с учетом опыта войны в Персидском заливе, а также переориентацией производства на российские комплектующие. В средней части машины установлена низкая плоская башня со смещенной вправо командирской башенкой. Лобовая часть башни укреплена активной плиточной броней второго поколения. Навесные блоки брони могут быть установлены и на крыше башни, создавая дополнительную защиту от поражения с воздуха. Сиденье механика-водителя находится в передней части корпуса танка. Над ним располагается люк и широ-коугольная оптическая система. Носовая часть танка оборудована остроугольным отвалом, снабженным креплением для минного трала КМТ-6.

В качестве основного вооружения на Т-90 установлена гладкоствольная 125-мм пушка 2А46М, оснащенная съемным термоизоляционным кожухом. В боекомплект пушки введен осколочно-фугасный снаряд с электронным дистанционным взрывателем. Для подготовки взрывателя к работе в режиме дистанционного подрыва используется установщик временных интервалов. Справа от орудия расположен спаренный 7,62-мм пулемет ПКТ. На башне размещается 12,7-мм зенитный пулемет НСВТ, оснащенный системой дистанционного управления 1Ц29 со стабилизацией в вертикальной плоскости, 125-мм пушка танка приспособлена для стрельбы ПТУР АТ-11 с лазерным наведением. Дальность стрельбы ПТУР составляет 4000 м. Комплекс управления огнем 1А45 позволяет наводчику и командиру вести прицельную стрельбу артиллерийскими выстрелами из пушки днем и ночью с места и в движении, управляемыми ракетами — с места. В состав комплекса входят система управления огнем 1А42, комплекс управляемого вооружения 9К119 «Рефлекс», приборно-наблюдательный комплекс командира ПНК-4С и теплови-зионный танковый комплекс Т01-П02Т. Таким образом, Т-90 способен поразить большинство танков и вертолетов противника, оставаясь вне зоны досягаемости. Входящие в состав системы управления огнем цифровой баллистический вычислитель 1В528-1 с емкостным датчиком ветра ДВЕ-БС и лазерный дальномер позволяют с высокой точностью поражать цели и в ночных условиях.

Комплекс оптико-электронного подавления ТШУ-2 «Штора» обеспечивает дополнительную защиту танка путем создания помех в оптическом диапазоне линиям управления ПТУР (снарядов, авиабомб, авиационных УР), имеющих оптическую обратную связь, либо с лазерным наведением (подсветкой). Эта система состоит из двух ИК-прожекто-ров, расположенных рядом с пушечным стволом. Прожекторы постоянно включены и излучают закодированный ИК-сигнал, препятствующий точному наведению ПТУР противника. На башне танка установлены 12 гранатометов для постановки аэрозольных завес. Кроме того, танк Т-90 снабжен системой лазерного предупреждения, информирующей экипаж о лазерном облучении танка. Встроенная динамическая защита включает 8 секций на верхнем лобовом листе корпуса, 7 блоков и 1 контейнер на лобовой части башни и 20 контейнеров на крыше башни. Вдоль бортов корпуса устанавливается по 3 съемных экрана со встроенной динамической защитой. На танке установлен 840-сильный двигатель В-84МС, отличающийся конструкцией выпускных коллекторо

В трансмиссию и ходовую часть существенных изменений не вносилось. Подвеска состоит из шести больших, обрезиненных опорных катков (на борт), ведущих звезд и поддерживающих гусеницу роликов. Первые, вторые и шестые катки снабжены амортизаторами. Сбоку гусеницы прикрыты экранами, передняя часть которых бронирована, а задняя представляет собой резиновую юбку. На корпус танка устанавливаются блоки навесной брони, скрепленные прочной горизонтальной арматурой.
Тактико- техническиетики характеристики основного боевого танка Т-90
Боевая масса, т 46,5
Экипаж, человек 3
Габаритные размеры, мм;
длина с пушкой вперед 9530
ширина 3460
высота 2230
клиренс 470
Броня, мм комбинированная,
со встроенной динамической защитой
Вооружение: 125-мм гладкоствольная, пушка-пусковая установка 2А46М; 
7,62-мм пулемет ПКТ, 
12,7-мм лулемет НСВТ; 
12 дымовых гранатометов
Боекомплект: 43 выстрела
1250 патронов калибра 7,62 мм
300 патронов калибра 12,7 мм
Двигатель В-84МС, многотопливный, четырехтактный, дизепьный, 12-цилиндровый, с турбонаддувом, жидкостного охлаждени, мощность 840 л. с.
Удельное давлени на грунт, кг/см. кв. 0,85
Скорость по шоссе, км/ч 60
Запас хода по шоссе, км 500
Преодолеваемые препятствия:
высота стенки, м 0,80
ширина рва, м 2,80
глубина брода, м 1,20 (с подготовкой 5 м)

0

5

"Чёрный Орёл"
Объект 640В Омске был опять показан "Черный орел", чье название не сходило с уст любителей танкостроения с 1997 года. И в отличие от прошлой выставки, когда было показано не что иное, как ходовой макет, сейчас омичи просто порадовали. На полигон выехал реальный прототип нового танка. Несмотря на дождь, который в этот момент совсем "распоясался", видимо, для осложнения работы иностранным шпионам, кое-что удалось разглядеть, в особенности вооруженным глазом. Машина, получившая заводское обозначение "Объект 640", создана на совершенно новой базе, но в ней использованы некоторые элементы ходовой части от Т-80. На показанном прототипе действительно был использован удлиненный корпус Т-80. В дальнейшем корпус будет очень серьезно переработан, о чем наглядно говорил, стоящий на стенде Омского КБ макет танка. Корпус будет иметь усиленную бронезащиту в лобовой части совершенно новой конструкции. Лоб корпуса и передняя часть крыши имеют встроенную динамическую защиту. Механик-водитель сидит не под люком, как на всех серийных советских танках, а за ним. Башня "Черного орла была опять закрыта масксетью, но и сквозь нее удалось кое-что рассмотреть. Башня совершенно новой конструкции, видимо сварная. Лобовая часть в секторе примерно в 120° защищена встроенной динамической защитой. Кроме этого блоки защиты установлены в передней части крыши.
Для защиты "Орла" на верхней части башни смонтированы датчики лазерного облучения. По бокам установлены пусковые, которые скорее всего предназначены для отстрела снарядов комплекса "Дрозд-М". Внутренняя компоновка башни также сильно отличается от предыдущих поколений советских танков. Весь боекомплект, судя по всему, уложен в задней части башни и отделен от обитаемых отделений бронеперегородкой. При попадании снаряда в отсек боекомплекта и подрыве последнего энергия взрыва должна уходить вверх через вышибные панели, тем самым экипаж остается в целости и сохранности. Кстати, об экипаже. Он состоит из трех человек, размещение такое же, как и на всех советских танках последних 30 лет. У наводчика имеется комбинированный ночной-дневной прицел с лазерным дальномером. У командира тепловизионная панорама. Видимо, информация с любого из этих прицельных систем может выводиться на экраны как наводчику, так и командиру. Вооружение этого 48-тонного танка согласно информации, приведенной на стенде, состоит из 125-мм пушки, спаренного с ней 7,62-мм пулемета и дистанционной зенитной установки с новым 12,7-мм пулеметом "Корд". Пушка имеет механизм заряжания подобный примененному на французском танке Leclerc. Этот механизм позволяет оперировать как раздельными, так и унитарными боеприпасами. В верхней части башни есть небольшой лючок, который может использоваться для выброса поддонов, как на Т-72/Т-90. Скорее всего на серийных танках будет установлена артсистема большего калибра, может, 135, может 140, а может быть, и все 152мм... Двигатель танка - ГТД мощностью не менее 1400 л.с. Правда, на прототипе стоял стандартный ГТД-1250, что было видно по его "нерасторопности", по сравнению со "скачущими" на полигоне "восьмидесятками". Вероятно, будут установлены гидрообъемные передачи, что очень сильно облегчит управление машиной. Управление, видимо, будет осуществляться не рычагами, а штурвалом. Ходовая часть семикатковая, что обеспечит лучшую плавность хода по сравнению с Т-80 и соответственно повысит средние скорости движения. Гусеница "Черного орла" аналогична Т-80 по конструкции, но слегка шире. Подвеска танка независимая торсионная с гидроамортизаторами. К сожалению, информация далеко не исчерпывающая, но большего о новейшей и секретнейшей машине узнать не удастся еще, видимо, долго. Время покажет, насколько удачен этот танк, хотя и сейчас уже ясно, что ни одна западная машина даже близко не дотягивает до него по своим параметрам.

0

6

История создания основного боевого танка Т-64
ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ
В начале 50-х годов стало очевидно, что компоновка корпуса, броневая защита, вооружение, трансмиссия и ходовая часть основного советского среднего танка Т-54 не обеспечивает оптимального сочетания огневой мощи, защищенности и подвижности, которым должен отвечать перспективный средний танк, способный эффективно противостоять перспективным средним и тяжёлым танкам НАТО. Компоновка корпуса танка, заимствованная от Т-44, хотя и обеспечивала преимущества советского танка перед зарубежными аналогами, не давала возможности дальнейшего повышения защищённости, особенно от перспективных 90 и 105-мм кумулятивных и бронебойно-подкалиберных снарядов. Не стабилизированная 100-мм танковая пушка Д-10Т не обеспечивала достаточной точности и скорострельности при ведении огня с ходу. Кроме того, возникала необходимость введения в боекомплект пушки новых бронебойно-подкалиберных и особенно кумулятивных снарядов. Трансмиссия и ходовая часть танка, ведущие своё развитие от танка БТ-1 (танк Кристи образца 1940 года), не обеспечивали дальнейшего повышения подвижности танка в случае установки более мощного вооружения или увеличения броневой защиты, не смотря на введение планетарных механизмов поворота вместо бортовых фрикционов, торсионной подвески и новой гусеничной ленты с цевочным зацеплением. И хотя все возможности модернизации танков Т-54 ещё не были использованы, о чём свидетельствуют многочисленные модификации танков Т-54, Т-55 и Т-62 до сих пор состоящие на вооружении многих стран мира, возникла необходимость проведения опытно-конструкторских работ по созданию перспективного среднего танка второго послевоенного поколения.
Первым этапом этих работ была разработка и принятие на вооружение новой, более мощной 100-мм нарезной танковой пушки Д-54Т, дульная энергия которой на 30% превышала Д-10Т. Новая пушка была установлена на опытном танке Т-54М (объект 139). Однако, отсутствие системы стабилизации, в отличие от Д-10ТГ танка Т-54А (объект 137Г), помешало принятию танка на вооружение. Модернизированный вариант пушки, получившей обозначение Д-54ТС, оснащённой 2-х плоскостным стабилизатором "Метель", в последствии устанавливался на всех опытных перспективных танках вплоть до объекта 167.
Следующим этапом работы над принципиально новым средним танком стала разработка объекта 140 в ОКБ-520 завода № 183. Танк имел бронекорпус новой, улучшенной формы, двигатель В-36 и механическую планетарную трансмиссию с фрикционными элементами, работающими в масле, и систему гидросервоуправления. Однако разногласия между инженерами ОКБ, дирекцией завода № 183 и представителями заказчика относительно основных принципиальных вопросов по конструкции перспективного танка привели к переходу части конструкторов во главе с А.А. Морозом в КБ-60 при заводе № 75 в Харькове. В дальнейшем работы по 140-му объекту возглавил Л.Н. Карцев. В 1957 году был создан опытный образец, прошедший сравнительные испытания с харьковским 430-м объектом на НИИ БТ Полигоне в Кубинке. Испытания выявили ряд серьёзных недостатков в конструкции двигателя и трансмиссии. На вооружение танк не принимался. В дальнейшем элементы ходовой части были использованы на опытном объекте 167.
Разработка перспективного танка на заводе №75 началась в 1951 году, когда КБ-60 возглавил вернувшийся из Нижнего Тагила А.А. Мороз. По его указанию был организован отдел нового проектирования, который возглавил заместитель главного конструктора Я.И. Боран. К 1953 году был разработан предэскизный проект перспективного среднего танка, вооруженного 100-мм танковой пушкой Д-54ТС и превосходящего по основным параметрам серийный танк Т-54. Новый танк, объект 430, проектировался как принципиально новая машина, имеющая усиленную броневую защиту, новый многотопливный турбопоршневой двигатель 4ТД с горизонтальным расположением цилиндров и эжекционной системой охлаждения специально сконструированный в дизельном КБ завода № 75 под руководством А. Д. Чаромского, механическую планетарную трансмиссию с фрикционными элементами, работающими в масле, и системой гидросервоуправления. Впервые на среднем танке был установлен оптический прицел-дальномер ТПДМС. Одновременно в инициативном порядке был разработан усиленный вариант танка (объект 430У), имеющий 160-мм лобовую броню и вооруженного 122-мм танковой пушкой Д-25ТС. Во время проектирования объекта 430У прорабатывалась возможность оснащения танка радиолокационным дальномером, сопряженным с оптическим прицелом Т-2С. Эскизные проекты новых танков были готовы в 1953 году.
В 1953 - 1955 годах проекты нового среднего танка дважды рассматривались в ЦК КПСС и Совете Министров СССР и были одобрены, о чём свидетельствует Постановлении Совета Министров СССР от 6 мая 1955 года № 880-524 и Приказ Министра транспортного машиностроения от 13 мая 1955 года № 0096. Научно-технический комитет Главного бронетанкового управления Министерства обороны СССР выдал тактико-технические требования 8 июня 1955 года
В КБ-60 было выдано задание на разработку технического проекта нового среднего танка. Сварной корпус танка изготавливался из катанных броневых листов. Носовая часть корпуса представляла собой многослойную броневую преграду с рациональным углом наклона передних и скуловых листов. Башня танка сферической формы с узкой амбразурой для установки пушки имела дифференцированную трехслойную броневую защиту. Пушка Д-54ТС спаренная с 7,62-мм пулемётом ПКТ стабилизировалась в двух плоскостях стабилизатором танкового вооружения "Метель" и имела механизм выброса стреляных гильз. На танке был установлен оптический прицел-дальномер ТПД-43 (ТПДМС) с базой 1200 мм и независимой стабилизацией поля зрения в вертикальной плоскости. Боекомплект пушки - 50 унитарных артиллерийских выстрелов, спаренного пулемёта - 3000 патронов. Для борьбы с низколетящими целями противника на танке планировалось установить зенитно-пулеметную установку, оснащенную 14,5-мм пулемётом КПВТ. В отличие от первоначального проекта на танке был установлен более мощный пятицилиндровый двигатель 5ТД. Объект 430 имел новую ходовую часть с опорными катками малого диаметра с внутренней амортизацией и гусеничной лентой с последовательным открытым металлическим шарниром. Система подрессоривания танка - индивидуальная, торсионная с телескопическими гидравлическими амортизаторами на первом и шестом узлах подвески. Танк оснащался системой коллективной защиты от ОМП и автоматической системой ППО.
В 1957 году были построены три опытных образца объекта 430, которые прошли заводские испытания и участвовали в сравнительных испытаниях со 140-м объектом в НИИ БТ Полигоне в Кубинке. В отличие от проекта, на опытных танках отсутствовала зенитно-пулемётная установка. Испытания 430-го прошли в целом успешно, хотя и выявили ряд серьёзных дефектов в конструкции двигателя и обслуживающих его систем, бортовых коробок передач и системе гидросервоуправления. В заключении комиссии по испытаниям было отмечено, что конструкция танка была совершенно новой, и ТТТ НТК ГБТУ были полностью выполнены. Однако огневую мощь танка по сравнению с Т-54 значительно повысить не удалось. Да и главный конструктор КБ А.А. Морозов считал, что вводить 430-й в серийное производство нецелесообразно, так как, имея преимущество по ТТХ и совершенно новую конструкцию по всем системам, новый танк создаст в армии большие неудобства по эксплуатации, ремонту, обучению личного состава и снабжению запасными частями.
Наиболее важным фактором, ускорившим создание нового танка, стала информация ГРУ об использовании на английском танке "Центурион" модификации Мк IX и Мк X, серийное производство которых ожидалось в 1958-1960 годах, новой 105-мм пушки L7A1. В боекомплекте пушки имелись бронебойно-подкалиберные снаряды с отделяющимся поддоном с начальной скоростью 1475 м/с. В перспективе новая пушка должна была быть установлена и на ранее выпущенные танки модификаций Мк V и Мк VIII. К 1960 году ожидался запуск в серию нового американского среднего танка М60 со 105-мм пушкой М68, изготовляемой по английской лицензии в США. В 1957 году Франция совместно с ФРГ начала разработку "европейского" среднего танка по тактико-техническим требованиям для единого танка вооруженных сил Североатлантического блока. Первоначально предполагалось, что совместно будет разработан единый танк для армий Франции и ФРГ. При этом предполагалось, что во Франции и ФРГ, на конкурсной основе, будут разработаны танки с западногерманским двигателем, вооруженные французской 105-мм пушкой DEFA. В связи с этим ГБТУ требовало немедленно повысить огневую мощь средних танков за счёт установки новой гладкоствольной 115-мм пушки У-5ТС и усилить их броневую защиту.
Начиная с 1957 года в КБ завода № 183 велись работы над новым танком (объект 165), созданным на базе узлов и агрегатов танка Т-55, вооруженного 100-мм танковой пушкой Д-54ТС с механизмом выброса стреляных гильз и усиленным до 240 мм бронированием башни. На одном из опытных образцов этого танка и была установлена 115-мм танковая пушка У-5ТС (2А-20). Новая пушка была разработана под руководством Ф.Ф. Петрова на базе 100-мм танковой пушки Д-54ТС и отличалась от неё отсутствием дульного тормоза, новой гладкоствольной трубой, калибр которой был увеличен до 115 мм, ресивером, смещённым ближе к середине ствола. Остальные элементы пушки были полностью заимствованы у Д-54. Введение гладкоствольной трубы было обусловлено целым рядом факторов, среди которых было увеличение давления в канале ствола в 1,5 - 2 раза по сравнению с Д-25ТС и устранение отрицательного влияния вращения снаряда на формирование кумулятивной струи. В боекомплект пушки входили унитарные выстрелы с бронебойно-подкалибарными, кумулятивными и осколочно-фугасными оперёнными снарядами. Средний танк со 115-мм гладкоствольной пушкой получил индекс объект 166. В 1959-60 годах проводились заводские и войсковые испытания новых танков. В 1962 году оба танка были приняты на вооружение Советской армии под маркой Т-62 (объект166) и Т-62А (объект 165) и выпускались серийно. Однако из-за прекращения выпуска 100-мм пушек Д-54ТС была выпущена лишь небольшая партия Т-62А, после чего завод № 183 полностью перешел на выпуск танка Т-62. В ходе испытания объекта 166 было выявленною, что, не смотря на увеличенный объём башни, из-за возросшей массы выстрела от заряжающего требуются большие физические усилия для обеспечения скорострельности 4 - 5 выстрелов в минуту. Основным достоинством танка Т-62 стала его почти полная унификация с серийно выпускающимися танками Т-54 и Т-55, что облегчало снабжение запасными частями, упрощало обучение экипажей, а, следовательно, и освоение нового танка в войсках.
В этот период КБ № 60, не имея на то специального задания, начало инициативную работу по резкому увеличению ТТХ среднего танка объект 430. В первую очередь на один из опытных образцов 430-го была установлена новая 115-мм гладкоствольная пушка Д-68 (2А-21), разработанная в ОКБ-9.В боекомплект которой входили выстрелы раздельного заряжания с бронебойными подкалиберными, кумулятивными и осколочно-фугасными оперёнными снарядами с частично сгорающей гильзой. Этому танку был присвоен индекс объект 435. Опытный танк заинтересовал военных. В результате во исполнение Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 141-58 от 17 февраля 1961 года Научно-технический комитет Главного бронетанкового управления Министерства обороны СССР выдал тактико-технические требования на разработку нового танка, утверждённые Начальником Танковых войск генерал-полковником П.П. Полубояровым. Согласно ТТТ цель и задачи проектирования состояли в следующем:
1. Повышение огневой мощи среднего танка, за счёт установки гладкоствольной танковой пушки Д-68 калибра 115-мм, с механизированным заряжанием.
2. Повышение противоатомной и противокумулятивной защиты танка.
3. Повышение маневренных качеств "объекта 430".
4. Боевая масса танка 34 тонны.
5. Экипаж - три человека.
Работа по созданию нового среднего танка велась по пути дальнейшего совершенствования объекта 430, как обладающего наиболее плотной компоновкой моторно-трансмиссионного отделения и имеющего достаточно отработанные и практически проверенные в работе основные узлы: двигатель, трансмиссию, ходовую часть и другие узлы и агрегаты. Технический проект танка "объект 432" был завершён в сжатые сроки в 1961 году. Первый опытный образец объекта 432 был изготовлен в сентябре 1962 года, второй - 10 октября того же года. 22 октября 1962 года на НИИ БТ Полигоне в Кубинке был проведён показ новой техники сухопутных войск для руководителей Партии и Правительства СССР. Новый танк Харьковского КБ, выгодно отличавшийся от Т-62 и других танков, произвёл благоприятное впечатление на Генерального Секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущёва. Он одобрил новую машину, против которой были настроены многие военные, особенно Начальник Танковых войск генерал-полковником П.П. Полубояров. В результате указания Н.С. Хрущёва работы по танку продолжились. Первые серийные объекты 432 сошли с конвейера завода имени В.А. Малышева в Харькове в октябре 1963 года, на сентябрь 1964 года с конвейера сошло 54 танка, а к 1 декабря 1965 года их количество составило 218 машин. После чего выпуск танков постоянно увеличивался. Первые танки стали поступать в опытную эксплуатацию на вооружение 41-й гвардейской танковой дивизии, дислоцированной в Чугуеве неподалеку от завода в Харькове, выпускавшего эти машины. Это позволяло оказать квалифицированную заводскую помощь в эксплуатации новых машин. Объект 432 войсковые испытания прошел успешно. Объект 432 был принят на вооружение Постановлением Совета Министров СССР от 30 декабря 1966 года под маркой Т-64. Приказ Министра Обороны СССР о принятии танка на вооружение вышел 2 января 1967 года. Танк Т-64 (объект 432) выпускался серийно до 1969 года.
Судьба Т-64 напоминает историю создания и принятия на вооружение танка Т-34 в 1940-41 годах. Так же как и в сороковых годах, консервативные военные, особенно высший командный состав, воспитанный на устарелых взглядах времён Великой Отечественной войны, были настроены против принципиально новой машины. Принятие на вооружение нового танка требовало коренных изменений в организационно-штатной структуре танковых частей и соединений, значительного изменения уровня подготовки как постоянного, так и переменного состава танкистов, и многих других вопросов как технических и военных, так и политических. Всё это выражалось в искусственном затягивании принятия объекта 432 на вооружение под предлогом технического несовершенства двигателя, трансмиссии, вооружения и системы управления огнём. Тяжело было расстаться со стереотипами мышления и хорошо отлаженной системой боевой подготовки, снабжения и комплектования частей, как личным составом, так и материальной частью. К тому же Т-64 хотя и превосходил практически по всем основным показателям Т-55 и Т-62 был в несколько раз дороже, что тоже играло не маловажную роль. Кроме того, как и все принципиально новые машины Т-64 имел целый ряд "детских болезней" излечивать которые приходилось в ходе серийного производства.
Танк Т-64 имел сварной корпус с углом наклона лобовых листов в 68о и скошенными скуловыми листами. Лобовой лист представлял собой многослойную броневую преграду (броневая сталь, стеклопластик, броневая сталь), обеспечивающая танка защиту от всех типов бронебойно-подкалиберных и кумулятивных снарядов и ПТУР, состоявших на вооружении НАТО. Уже в ходе рассмотрения технического проекта объекта 432 отмечалась возможность рикошета в башню танка бронебойных снарядов, попадавших в скулы лобового листа, что и подтвердили результаты обстрела танка. По этому, начиная с 1964 года, на лобовом листе танка вводилась характерная защита в виде "бровей" перед смотровыми приборами механика-водителя и на переднем листе крыши корпуса. Начиная с 1967 года, для упрощения технологии производства бронекорпусов, танки стали выпускать с прямым лобовым листом и прямой крышей корпуса. На машинах, выпускавшихся до 1967 года, механик-водитель имел три смотровых прибора ТНПО-160, а начиная с 1967 гота - один - ТНПО-168.
Башня танка литая с резко дифференцированным многослойным бронированием (броневая сталь, алюминиевый сплав, броневая сталь) максимальная толщина которой составляла 600 мм.
Основное вооружение танка Т-64 составляла 115-мм гладкоствольная пушка Д-68 (2А-21), впервые оснащенная гидроэлектромеханическим механизмом заряжания. Ёмкость механизированной укладки, выполненной в виде конвейера со складывающимися L-образными лотками, составляла 30 артиллерийских выстрелов. Остальные 10 выстрелов размещались в баке-стелаже и в немеханизированной укладке и предназначались для быстрого пополнения конвейера. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемёт ПКТ с боекомплектом в 2000 патронов. Пушка и спаренный пулемёт были стабилизированы в двух плоскостях благодаря применению электрогидравлического стабилизатора танкового вооружения2Э-18 "Сирень". Для наведения пушки и спаренного с ней пулемёта применялся дневной прицел-дальномер ТПД-43Б и ночной прицел ТПН-1-432. Головка ночного прицела не имела бронировки и в дневное время снималась и укладывалась в башне за сидением наводчика. Выходное окно прицела при этом закрывалось броневой крышкой, которая в боевом положении закреплялась на крыше башни. Осветитель Л-2АГ ночного прицела и ОУ-3ГК прибора наблюдения командира танка ТКН-3 устанавливались на задней стенке башни и закрывались чехлами. По-боевому Л-2АГ устанавливался с лева от пушки, а ОУ-3ГК на командирской башенке.
На Объекте 432 устанавливался форсированный до 700 л.с. пятицилиндровый многотопливный турбопоршневой дизель 5ТДФ, оснащенный новой, усовершенствованной по сравнению с объектом 430, эжекционной системой охлаждения. Двигатель был чрезвычайно мал и легок, но требовал тщательного технического обслуживания и качественных ГСМ. Кроме того, дизель был высоко оборотистым и работал в очень теплонагруженном режиме, что требовало при его запуске постоянно пользоваться котлом подогревателя при температуре окружающего воздуха от +10 и ниже.
В трансмиссии были использованы две семи ступенчатые планетарные коробки передач, объединенные в один узел с планетарными бортовыми передачами, и системой гидросервоуправления, заменявшей девять узлов трансмиссии танка Т-55 (бортовой редуктор "гитару", главный фрикцион, коробку передач, два планетарных механизма поворота, два тормоза и два бортовых редуктора), Трансмиссия танка получилась очень компактной и легкой, на 750 кг легче, чем у Т-55 и состояла из 150 механообработанных деталей вместо 500. Правда, новые БКП стали камнем преткновения при испытании опытных образцов и потребовали длительной отладки и введения сложной регулировки системы гидросервоуправления. Зимой, после длительной стоянки, масло в БКП замерзало, превращая коробки передач в один сплошной вал. В результате этого при попытке запуска двигателя танк прыгал вперёд, что привило к ряду несчастных случаев. Выход был найден лишь путём двойной откачки масла из БКП перед длительной стоянкой и закачки его перед запуском двигателя.
Ходовая часть танка Т-64 была заимствована у объекта 430, но получила новые опорные катки с внутренней амортизацией, изготовляемые из алюминиевого сплава, и новую облегчённую гусеничную ленту с параллельным резино-металлическим шарниром. В результате этого масса ходовой части Т-64 составляла лишь 15% от массы танка. На машинах, выпускавшихся до 1964 года гидравлические, телескопические амортизаторы устанавливались на 1-м и6-м узлах подвески, а начиная с 1964 года - на 1-м, 2-м и 6-м узлах.
Для усиления защиты бортов танка от кумулятивных снарядов и уменьшению запылённости при движении танка с 1967 года на танке стали устанавливаться съёмные алюминиевые (по три на борт) и не съёмные резиновые щитки.
Танки комплектовались индивидуальным комплектом ЗИП и ОПВТ. Индивидуальный комплект ЗИП размещался внутри танка и на правой надгусеничной полке в герметичных ящиках. Съёмные узлы ОПВТ крепились к задней стенке башни между осветителями ночного прицела и прибора командира танка, установленными по-походному. Две трубы ОПВТ, уложенные одна в одну крепились на крыше моторно-трансмиссионного отделения. Оборудование для подводного вождения позволяло без ограничений по длине преодолевать любые водные преграды глубиной до 5м.
Параллельно с объектом 432 в ВНИИ-100 был создан опытный средний танк Т-64Т (объект 003) с установкой на него вертолетного газотурбинного двигателя ГТД-3ТЛ, мощностью 700 л.с. Танк прошел испытания в 1963-65 гг., но на вооружение принят не был по причине не совершенства ГТД.
Начиная с 1961-го года, в КБ различных заводов были разработаны проекты ракетных танков на базе танка Т-64. Так в 1961 году в КБ ЛКЗ был разработан проект ракетного танка объект 287, вооруженного ПТУР "Фаланга" и двумя 73-мм орудиями "Копьё", а в 1962 был построен опытный образец, правда, вооруженный ПТУР 301П "Тайфун" и двумя 73-мм орудиями 2А-25 "Молния". В 1963 году в том же КБ был разработан и построен опытный образец ракетного танка объект 288 с газотурбинной установкой двух ГТД-350. На опытном образце вооружение не устанавливалось. В 1962 году в КБ ЧТЗ под руководством Главного конструктора П.П. Исакова был создан эскизный проект башенной установки ПТУР "Лотос", а затем и ПТУР 301П "Тайфун". Пусковые установки размещались в двухместных литых башнях совместно с 73-мм полуавтоматическим орудием. Башенные установки планировалось устанавливать на базе танка Т-64 (объект 772). В этом же КБ в 1962 году на базе узлов и агрегатов танка Т-64 (двигатель, трансмиссия и элементы ходовой части) был разработан ракетный танк объект 775 и вооруженный 125-мм пусковой установкой для запуска ПТУР "Рубин" и НУРС "Бур". Экипаж из трёх человек размещался в башне танка. На объекте 775 устанавливалась гидропневматическая система подрессоривания со ступенчатым изменением клиренса. Была выпущена опытная партия. В 1963 году на базе объекта 775 был разработан усовершенствованный вариант ракетного танка объект 780. Выпущен опытный образец. Ракетные танки имели ряд серьёзных недостатков: сложность технических средств и низкая надёжность систем наведения ракет. Кроме того, ракетные танки были менее эффективны в ближнем бою, чем линейные средние танки. На вооружение выше упомянутые ракетные танки не принимались.
В период с 1977-го по 1980 год многие танки Т-64 прошли капитальный ремонт, в ходе которого они были доведены до уровня Т-64А. В ходе ремонта танки получили новые средства связи (радиостанции Р-173 вместо Р-123), усовершенствованную эжекционную систему охлаждения и новую крышу МТО, систему "Брод", улучшенные системы ПАЗ и ППО с системой управления 3ЭЦ-11-2 и новую укладку ЗИП и ОПВТ по типу Т-64А. После капитального ремонта танки получили обозначение Т-64Р (объект 432Р). В настоящее время небольшое количество танков Т-64Р находится на вооружении в Сухопутных войсках Вооруженных Сил Украины.
Танк Т-64 по подвижности и броневой защите, точности стрельбы и скорострельности значительно превосходил танк Т-62, однако, имел одинаковые с ним параметры по действию 115-мм бронебойно-подкалиберных и кумулятивных снарядов у цели. К тому же по данным разведки стало известно, что в Великобритании в конце 50-х годов началась разработка нового танка F.V.4201 "ЧИФТЕН", предназначенного для замены средних пушечных танков "ЦЕНТУРИОН" и тяжёлых пушечных танков "КОНКЭРОР". Новый английский танк должен был быть вооружен новой 120-мм танковой пушкой TX23 (L11). В ФРГ в начале 60-х годов велись опытные работы по созданию 120-мм гладкоствольной танковой пушки для перспективных заподногерманских танков, разработка которых велась параллельно с проектом единого для США и ФРГ основного боевого танка МВТ-70. В связи с этим, параллельно с конструкторским сопровождением серийного производства танка Т-64, в 1963 году началась работа по установке на танк Т-64 новой 125-мм гладкоствольной танковой пушки Д-81Т. Технический проект нового танка, которому был присвоен индекс "объект 434", был готов в 1964 году. В этом же году была выпущена установочная партия в 20 машин, которые 1966 - 1967 годах прошли всесторонние войсковые испытания. В мае 1968-го года новый танк был принят на вооружение Советской Армии.
Новая 125-мм танковая пушка Д-81Т (2А26) была разработана в 1962 году на заводе № 172 (г. Пермь) в ОКБ-9 под руководством Ф.Ф. Петрова. Мощность новой танковой пушки была такова, что во время полигонных испытаний, которые проводились в 1963 году, пушка Д-81Т устанавливалась на лафете 203-мм гаубицы Б-4.
Установка новой пушки потребовала существенных изменений в конструкции башни танка и механизма заряжания, а так же замене дневных и ночных прицелов и стабилизатора танкового вооружения. Параллельно с этим велись работы по улучшению других узлов и агрегатов танка и увеличению их надёжности и технологичности в процессе производства. Проводились исследования, направленные на дальнейшее повышения уровня броневой защиты танка от кумулятивных снарядов и воздействия ОМП на экипаж танка.
Боевая масса нового танка возросла до 37 тон. На танке Т-64А первых серий был установлен новый оптический прицел-дальномер ТПД-2-1, ночной прицел ТПН-1-43А и стабилизатор вооружения 2Э-23. Ёмкость нового механизма заряжания 6ЭЦ10 сократилась до 28 артиллерийских выстрелов, а боекомплект танковой пушки до 37 выстрелов. Танк получил новую крышу МТО, улучшенную эжекционную систему охлаждения. Изменилось ёмкость, форма и количество наружных топливных и масляных баков, изменилась укладка ЗИП и ОПВТ. Наружный масляный бак зимой обогревался за счёт подвода к нему части отработанных выхлопных газов двигателя. На надгусеничных полках устанавливались съёмные алюминиевые противокумулятивные щитки (по четыре на борт) и не съёмные резиновые экраны. Аналогичные щитки и экраны с 1967 года устанавливались и на объекте 432.
С 1 января 1966 года для более интенсивного конструкторского сопровождения серийного производства объектов 432 и 434, а так же более эффективного устранения недостатков, выявленных в ходе испытаний и войсковой эксплуатации танков, КБ-60 и опытный цех № 190 танкового производства были объединены в самостоятельное предприятие - "Харьковское Конструкторское бюро по машиностроению" (ХКБМ). Начальником и Главным конструктором ХКБМ был назначен А.А. Морозов.
В 1966 году на один из опытных танков "объект 434" был перевооружен. Вместо 125-мм танковой пушки Д-81Т была установлена 125-мм опытная пушка Д-85 с новым сферическим затвором. Опытный образец танка под индексом "объект 437" прошёл полигонные испытания, но из-за не надёжной работы затвора на вооружение принят не был.
В связи с принятием решения правительства о массовом выпуске танков Т-64А на трёх основных танковых заводах - харьковском заводе тяжёлого машиностроения имени Малышева, ленинградском Кировском и нижнетагильском Уралвагонозаводе - остро стал вопрос о силовой установке танка. Двигатель 5ТДФ серийно выпускался только на заводе имени Малышева. А так как последний не обладал необходимыми мощностями для выпуска такого количества двигателей, которое было бы необходимо для выпуска танков на трёх заводах, и двигатель 5ТДФ в то время имел много рекламаций из войск по надёжности и ресурсу, требовалось координальное решение этого первоочередного вопроса. Постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 15 августа 1966 года № 645-205 и от 15 августа 1967 года № 802-266 предписывалось в 1968-1969 годах провести опытные конструкторские работы по отработке резервного варианта "объекта 434" с двигателем В-45. А 16 апреля 1968 года было принято новое постановление о создании газотурбинной силовой установки для танка Т-64А. Разработка танка с ГТД поручалась СКБ-2 ленинградского Кировского завода совместно с авиадвигательным КБ имени Климова и завершилась созданием опытного танка "объект 219 сп.1" и его усовершенствованного варианта "объект 219 сп.2" - прототипом танка Т-80.
Работы по проектированию резервного варианта МТО для танка "объект 432" в КБ-60 были начаты ещё в 1961 году. При этом разрабатывались два варианта с V-образными двигателями Челябинского и Барнаульского заводов. При обсуждении проектов предпочтение было отдано МТО с челябинским двигателем В-45. Двигатель В-45 является усовершенствованным двигателем широко известного семейства двигателей типа В-2. В 1965 году были изготовлены три опытных танка "объект 436" на базе танка "объект 432" и в 1966 - 1967 годах прошли всесторонние испытания в районах Омска и Ленинграда. По результатам испытаний объектов 436 МТО с двигателем В-45 было усовершенствованно и установлено на опытный танк "объект 438" на базе танка Т-64А. В 1968 году в соответствии с Приказом Министра оборонной промышленности № 594 от 12 сентября 1967 года была выпущена конструкторская документация для изготовления опытного образца танка Т-64А с двигателем В-45. А в 1969 году в соответствии с Приказом МОП № 623 от 28 сентября 1967 года было изготовлены и испытаны четыре опытных образца танка "объект 439". Успешно прошедшие испытания показали, что вариант танка Т-64А с резервным двигателем В-45 по характеристикам подвижности полностью соответствует основному варианту. В дальнейшем техническая документация по объекту 439 была передана в ЦКБ тяжёлого машиностроения Уралвагонозавода в Нижнем Тагиле, где на её основе были разработаны опытные танки "объект 172" и его усовершенствованный вариант "объект 172М" - прототип всемирно известного танка Т-72 "Урал".
В ходе серийного производства танк Т-64А постоянно совершенствовался. Модернизации подвергались вооружение танка, система управления огнём, силовая установка, трансмиссия и ходовая часть. Танки оснащались новым инженерным оборудованием и усовершенствованными средствами связи. Модернизации подвергались серийные и капитально отремонтированные танки.
В 1971 году на танке установили улучшенный прицел-дальномер ТПД-2-49, ночной прицел ТПН-1-49-23, модернизированную радиостанцию Р-123М. Изменилась укладка съёмных узлов ОПВТ. На башне танка, справа, установлен специальный ящик для съёмных узлов ОПВТ. Изолирующие аппараты АТ-1 уложены в три ящика, закреплённые на башне танка слева. Укладка по-походному воздухопитающей и выхлопной труб с крыши МТО перенесена на кормовую часть башни.
В 1972 году на танке была установлена зенитно-пулемётная установка закрытого типа. Зенитный пулемёт ТСВТ-12,7 "Утёс" с боекомплектом 300 патронов был оснащен прицелом ПЗУ-5 и электроприводом 1ЭЦ20 и смонтирован на командирской башенке. При этом антенный ввод с крыши башни перенесён в кормовую нишу за люком командира танка.
С января 1973 года на танке Т-64А установлен новый прибор ночного видения ТВН-4ПА вместо ТВНО-2БМ у механика-водителя и прибор ТНП-165А вместо прибора ВНМ у наводчика, а так же оборудование для самоокапывания и установки минного трала КМТ-6. Реле РСГ-10М стартер-генератора заменено на реле РСГ-10М1. В июле 1973 года вместо аппаратуры управления исполнительными приводами систем ПАЗ и ППО 3ЭЦ11 устанавливается усовершенствованная система 3ЭЦ11-2, а в левом переднем топливном баке установлен центробежный топливный насос БЦН-1.
В 1974 году проведены работы по усилению броневой защиты башни танка - применён корундовый наполнитель. С января 1974 года механизм заряжания получает пульт дублирования для командира танка и улучшенный визуальный указатель количества выстрелов, загруженных в МЗ. Отменен прибор автоблокировки и пульт загрузки П-2 в замен которых установлен единый пульт загрузки П-3. Для удобства работы с системой гидропневмоочистки смотрового прибора механика-водителя в правом рычаге установлена кнопка включения системы ГПО. В апреле 1974 года для улучшения работы командиру танка с ЗПУ изменена места укладки магазинов к пулемёту ПКТ и сумок с магазинами к автомату АК-74, изменена конструкция буксирных крюков с целью возможности использования жёсткой сцепки, а в мае того же года установлено грязевое уплотнение штоков гидроамортизаторов. С октября 1974 года на крыше башни справа от наводчика установлен подпоромер и введены постоянно установленные элементы герметизации танка для преодолении им водной преграды и изменены приводы управления жалюзи над радиатором. Введена система дорожной сигнализации, новый шит контрольных приборов механика-водителя танка и новое вращающееся контактное устройство ВКУ-330-4 вместо ВКУ-330-1. В ноябре 1974 года на танке Т-64А устанавливается модернизированная танковая пушка Д-81ТМ (2А46-1) и стабилизатор вооружения 2Э28М2.
В январе 1975 года изменён дроссель рабочих оборотов механизма заряжания, а в июне была улучшена электрическая схема МЗ. В ходовой части танка введены дополнительные резиновые гофрированные чехлы для защиты штоков гидроамортизаторов, а в системе электрозапуска двигателя танка пусковое устройство ПУС-10 заменено на ПУС-15Р. Начиная с апреля 1975 года вместо состава "3,5" баллоны системы ППО заряжают фреоном 114В2, а в систему питания двигателя топливом введены три дополнительных наружных топливных бака на правой надгусеничной полке. В связи с этим изменена укладка ЗИП снаружи и внутри машины. На танке установлены два ящика для укладки ЗИП - на правой надгусеничной полке и на корме башни. Ящик для личных вещей экипажа установлен справа на башне танка. С мая 1975 года для увеличения углов обзора командиру и наводчику танка введены дополнительные приборы наблюдения ТНПА-65, установленные на крышках люка командира и наводчика. На машинах выпуска с июня 1975 года установлен двигатель 5-ТДФ, обеспечивающий работу на трёх видах топлива: дизельном, керосине ТС-1 и бензине А-72. (Двигатели 5-ТДФ выпуска с июня 1973 по май 1975 года так же могут эксплуатироваться на различных видов топлива только на местности высотой до 1000 метров над уровнем моря.) Так же введён привод управления механизмом ограничения подачи топлива. В августе 1975 года ствол танковой пушки Д-81ТМ снабжён термозащитным кожухом, предназначенным для уменьшения влияния неблагоприятных метеорологических условий на изгиб ствола при стрельбе, а в противооткатные устройства введён тормоз отката с встроенным компенсатором жидкости. С октября того же года в состав МЗ введён механизм досылания с реечным силовым исполнительным цилиндром в замен гидроматора. Улучшенный механизм заряжания получил индекс 6ЭЦ10М.
На танках выпущенных после июня 1976 года увеличена плавность хода за счёт введения торсионных валов повышенной энергоёмкости и изменённой установки упоров балансиров. С августа 1976 года применяются усиленные гусеничные ленты, увеличены сроки и изменен объём технического обслуживания. Если ранее техническое обслуживание № 1 проводилось через 1500 километров пробега танка, а техническое обслуживание № 2 - через 3000 километров, то на машинах выпуска с 1976 года техническое обслуживание № 1 проводится через 2500 километров пробега, а техническое обслуживание № 2 - через 5000 километров.
В январе 1977 года на танке Т-64А установлен безнасосный подогреватель и отменён электрофакельный подогрев всасываемого в двигатель воздуха. С марта 1977 года в системе гидроуправления и смазки силовой передачи помимо масла МТ-8п применяется масло ТСЗп-8. Начиная с августа 1977 года, на танке взамен стартер-генератора СГ-10 устанавливается стартер-генератор СГ-10-1С. В декабре 1977года на группе машин, и на всех танках выпуска 1978 года отменены воздухопритоки корпуса и башни.
С апреля 1978 года на танке установлен новый прибор ночного видения ТВНЕ-4Б вместо ТВН-4ПА у механика-водителя.
В январе 1979 года на танке Т-64А устанавливалась система запуска дымовых гранат 902А "Туча-1", приводимая в действие наводчиком танка.
С января 1980 года на танках отменяются ранее применяемые алюминиевые щитки и вводятся новые сплошные резинометаллические экраны. Для повышения эффективности стрельбы из пулемёта ПКТ в прицеле-дальномере ТПД-2-49 введена новая сетка для стрельбы из пулемёта. В системе электрооборудования танка взамен аккумуляторных батарей 12СТ-70М устанавливаются батареи 12СТ-85Р.
По состоянию на 1 января 1981 года танк Т-64А, выпускавшийся параллельно с танками Т-64Б (объект 447А) и Т-64Б-1(объект 437А), был на 95% унифицирован с последними. На танке была усиленна броневая защита корпуса и башни, установлен механизм заряжания 6ЭЦ15 и электропривод ЗПУ 1ЭЦ40-2С. На части танков вместо прицела-дальномера ТПД-2-49 устанавливался квантовый прицел-дальномер ТКД-К-1.
С 1985 года танки Т-64А в ходе капитального ремонта стали оснащаться комплектом навесной динамической защиты "Контакт". На части танков вместо устаревшего стабилизатора 2Э28М-2 устанавливался новый стабилизатор вооружения 2Э42-1, а вместо оптического прицела-дальномера ТПД-2-49 прицельный комплекс 1А40. В состав прицельного комплекса входит лазерный прицел-дальномер 1А40 и устройство выработки боковых упреждений УВБУ. Вместо устаревших ламповых радиостанций Р-123М и ТПУ Р-124 на модернизированных танках стали устанавливать новые полупроводниковые радиостанции Р-173 "Абзац-Р", приёмники Р-173П "Абзац-П" и ТПУ Р-174. На части танков в ходе капитального ремонта новые ТПУ Р-174 не устанавливались, а были оставлены старые ТПУ Р-124.
В войсках нередко встречаются "танки - гибриды", которые тяжело отнести к той или иной модификации танка Т-64А или Т-64Б. Такая ситуация возникла в результате полного обезличевания комплектующих деталей ходе проведения капитального ремонта. При этом на ряде танков Т-64А первых серий были установлены башни танков, выпущенных в 1976-1981-х годах, а иногда и танков Т-64Б или Т-64Б-1. В результате чего эти танки имели не стандартную укладку ЗИП, размещение оборудования снаружи и внутри корпуса и башни танка.
В начале 70-х годов в ХКБМ в инициативном порядке был проведён ряд работ в объёме эскизных проектов по глубокой модернизации серийного танка Т-64А. Эскизный проект танка Т-64А-2М был выполнен под руководством первого заместителя главного конструктора ХКБМ Н.А. Шомина в 1973 году. В проекте нового танка были глубоко проработаны вопросы дальнейшего повышения огневой мощи, защищённости и подвижности по сравнению с серийным танком Т-64А. В ходе проектирования были предложены ряд новых технических решений. Новая, изменённой формы башня танка имела больший внутренний объём. Лобовая часть башни представляла собой многослойную броневую преграду, где между стальных броневых стенок размещался наполнитель, состоявший из броневых пластин с ячейками, залитыми полиуретаном. Усовершенствованная 125-мм танковая пушка 2А46-2 позволяла вести стрельбу, как обычными боеприпасами, так и разрабатываемыми управляемыми снарядами (ракетами). Более рационально был размещёны немеханизированные укладки артиллерийских выстрелов и магазинов ПКТ, в результате чего боекомплект пушки возрос до 42 выстрелов, а ПКТ - до 1500 патронов. Система управления огнём (СУО) нового танка должна была включать новый лазерный прицел-дальномер 1Г21 с двухплоскостной стабилизацией поля зрения прицела, более совершенный стабилизатор вооружения 2Э26, танковый баллистический вычислитель и датчики отклонений условий стрельбы от нормальных. На танке предполагалась установка специально разрабатываемого комплекса управляемого ракетного вооружения (КУРВ). С целью повышения подвижности танка предполагалась установка более мощного двигателя 6ТД. Многие из этих конструктивных решений нашли своё воплощение в конструкциях последующих объектах 447 и 476.
В середине 70-х годов специально для пушечных танков был разработан комплекс управляемого вооружения "Кобра". Управляемый снаряд (ракета) с боевой кумулятивной частью запускалась через ствол основной артиллерийской системы, и с вероятностью 0,7 поражал неподвижные, движущиеся и малоразмерные цели на расстоянии до 4000 метров.
Во исполнение приказа МОП СССР № 339 от 12.08.1973 года в ХКБМ был выполнен технический проект танка Т-64А (объект 447), оснащенного комплексом управляемого вооружения "Кобра" и новой системой управления огнём "Обь". Опытный образец танка "объект447" прошёл всесторонние испытания в 1975году. Эффективность СУО танка "объект 447" оказалась в 1,6 раза выше, чем СУО танка Т-64А. После завершения испытаний КУРВ "Кобра" и СУО "Обь" были доработаны и в 1976 году приняты на вооружение танков "объект 447А" под индексом 9К112 и 1А33 соответственно. Броневой корпус, трансмиссия, ходовая часть, электро и спецоборудование объекта 447А были полностью заимствованы от Т-64А образца 1976 года.
Система управления огнём 1А33 предназначена для обеспечения ведения эффективного огня из пушки и спаренного с ней пулемёта по танкам и другим бронированным целям, движущимся со скоростями до 75 км/ч, по малоразмерным целям типа ДОТ или ДЗОТ, а так же по живой силе противника при стрельбе с места или сходу, при скорости движения танка до 30 км/ч - на дальностях действительного огня пушечного и пулемётного вооружения как при прямой видимости целей через прицел-дальномер, так и с закрытых огневых позиций. СУО 1А33 функционально связанна с комплексом управляемого вооружения 9К112 и обеспечивает эффективную стрельбу из пушки управляемыми снарядами 9М112. В состав СУО 1А33 входит прицельный комплекс 1А34, стабилизатор вооружения 2Э26М и комплект датчиков входной информации. Прицельный комплекс 1А34 состоит из лазерного прицела-дальномера, прибора слежения (ПДПС) 1Г42 с электроблоком, блока разрешения выстрела 1Г43 и танкового баллистического вычислителя 1В517. К датчикам входной информации относятся датчик ветра 1Б11, датчик крена 1Б14, датчик скорости танка и датчик курсового угла. Аппаратура СУО 1А33 размещается в боевом отделении танка и частично в корпусе танка. При работе с СУО 1А33 предусмотрены основной и пять аварийных режимов работы, возникающие при выходе из строя входящих в систему узлов или блоков.
Комплекс управляемого вооружения 9К112 предназначен для обеспечения ведения эффективного огня из пушки по танкам и другим бронированным целям, движущимся со скоростями до 75 км/ч, а так же для стрельбы по малоразмерным целям типа ДОТ или ДЗОТ с места или сходу, при скорости движения танка до 30 км/ч - на дальностях от 500 до 4000 метров при условии прямой видимости целей через прицел-дальномер прибор слежения. В состав комплекса 9К112 входят управляемый снаряд 9М112, блок цепей управления 9В387, комплект 9И36 и наземная аппаратура управления 9С461 "Град танковый, наземный". Аппаратура комплекса управляемого вооружения размещается в боевом отделении танка в виде отдельных съёмных блоков. Управление полётом управляемого снаряда 9М112 осуществляется по радиолинии связи. Аппаратура управления 9С461 имеет пять литерных частот и два кода сигнала управления. Обратная связь снаряда с аппаратурой управления на танке осуществляется автоматически от установленного на борту снаряда модулированного источника света (излучателя). Снаряд состоит из двух отсеков, укладываемых в латках МЗ 6ЭЦ40 и соединяемых между собой в лотке МЗ в процессе досылания снаряда в камору пушки 2А46-2. Снаряд снабжён серповидными крыльями, раскрывающимися после выхода снаряда из канала ствола, создающими подъёмную силу и придающими снаряду в полёте вращательное движение вокруг продольной оси снаряда. Исполнительными управляющими органами в полёте являются рули снаряда. Стрельба управляемыми снарядами осуществляется в трёх режимах: основном, стрельба с превышением и Д<1000м. Диапазон углов вертикального наведения для режима стрельбы "Основной" составляет от минус 7о до плюс 11о и при крене до 15о. Комплекс 9К112 обеспечивает стрельбу управляемым снарядом над водной поверхностью. Стрельба по вертолётам на дальностях до 4000 метров возможна при наличии внешнего целеуказания и обнаружении вертолёта на дальности не менее 5000 метров и при скорости цели до 300 км/ч, высоте цели до 500 метров и курсовом параметре до 700 метров. Комплекс 9К112 обеспечивает одновременную стрельбу в составе роты танков по близко расположенным целям, в том числе стрельбу из двух танков одновременно по одной цели при интервале между стреляющими танками по фронту не менее 30 метров и работе радиолиний на различных литерных частотах и кодах.
На объекте 447А установлен новый механизм заряжания 6ЭЦ40, лотки которого приспособлены для укладки управляемого снаряда 9М112. Кроме того, в состав гидравлической системы МЗ введён гидропневмоаккумулятор и реечный силовой цилиндр, обеспечивающие стыковку головного и хвостового отсеков управляемого снаряда 9М112 при досылании его в камору танковой пушки. В блоке управления МЗ БУ-47 помимо цепей управления МЗ размещен усилитель горизонтального наведения электропривода ЗПУ 1ЭЦ40.
Объект 447А вооружён 125-мм танковой пушкой 2А46-2 спаренной с 7,62-мм пулемётом ПКТ. Вследствие установки на объекте 447А комплекса управляемого вооружения боекомплект танка сократился до 36 артиллерийских выстрелов и 1250 патронов к пулемёту ПКТ.
В связи с увеличением количества потребителей электрической энергии на танке Т-64Б установили более мощный стартер-генератор СГ-18 и пускорегулирующую аппаратуру, состоящую из реле-регулятора Р15М-2С, пускового устройства стартера ПУС-15Р и реле РСГ-10М-1.
Танки "объект 447А", оснащенные комплексом управляемого вооружения 9К112 и системой управления огнём 1А33, постановлением Совета министров СССР и ЦК КПСС № 733-244 от 3.09.1976 года под маркой Т-64Б и кодовым наименованием "Сосна" были приняты на вооружение. Однако возросшая стоимость танка не позволяла оснащать все танки дорогостоящим комплексом управляемого вооружения. По этому, в соответствии с требованиями заказчика, параллельно с танком Т-64Б выпускался его упрощенный вариант Т-64Б-1 (объект 437А), отличавшийся от последнего отсутствием комплекса управляемого вооружения 9К112, но сохранившим систему управления огнём 1А33. Боекомплект танка Т-64Б-1, в отличие от Т-64Б, составляет 37 артиллерийских выстрелов и 2000 патронов к пулемёту ПКТ.
Танки Т-64Б и Т-64Б-1 до 1985 года выпускались параллельно с танками Т-64А. В результате чего танковые дивизии нередко имели один полк, вооружённый танками Т-64Б, другой - Т-64Б-1, а третий - Т-64А. Имели место и танковые полки, на вооружении которых находились все три типа танков одновременно.
В ходе серийного производства танки Т-64Б и Т-64Б-1 постоянно совершенствовались. Усиливалась броневая защита корпуса и башни танка. Модернизации подвергались вооружение, комплекс управляемого вооружения, система управления огнём, силовая установка, трансмиссия и ходовая часть. Танки оснащались новыми усовершенствованными средствами связи. Модернизации подвергались серийные и капитально отремонтированные танки.
В январе 1977 года на танках Т-64Б и Т-64Б-1 установлен безнасосный подогреватель и отменён электрофакельный подогрев всасываемого в двигатель воздуха. С марта 1977 года в системе гидроуправления и смазки силовой передачи помимо масла МТ-8п применяется масло ТСЗп-8. С декабря 1977года на группе машин, и на всех танках выпуска 1978 года отменены воздухопритоки корпуса и башни.
С апреля 1978 года на танках Т-64Б и Т-64Б-1 установлен новый прибор ночного видения ТВНЕ-4Б вместо ТВН-4ПА у механика-водителя.
В январе 1979 года на танках Т-64Б и Т-64Б-1 устанавливается система запуска дымовых гранат 902Б "Туча-2", приводимая в действие наводчиком танка. В конце 1979 года на части машин устанавливаются новая 125-мм танковая пушка 2А46М-1, новый стабилизатор вооружения 2Э42, СУО 1А33-1, КУРВ 9К112-1, модернизированный МЗ 6ЭЦ40-2С и новые сплошные резинометаллические экраны. Кроме того, небольшая часть танков Т-64Б оснащается комплектом навесной динамической защиты "Контакт" из 179 контейнеров с пластинами из взрывчатого вещества для защиты от кумулятивных снарядов и ПТУР.
С января 1980 года на всех танках Т-64Б и Т-64Б-1 отменяются ранее применяемые алюминиевые щитки и вводятся новые сплошные резинометаллические экраны. В системе электрооборудования танка взамен аккумуляторных батарей 12СТ-70М устанавливаются батареи 12СТ-85Р.
Начиная с конца 1979 года параллельно с серийным производством танков Т-64Б, оснащённых комплектом навесной динамической защиты "Контакт", проходили всесторонние испытания нового средства защиты от кумулятивных снарядов и ПТУР. Новое средство защиты имело как своих превержненцев, так и противников. С одной стороны при незначительном увеличении массы танка удалось значительно повысить его противоснарядную защиту. С другой - возрастала пожароопасность танка и возможность сильной контузии экипажа в случаи детонации комплекта динамической защиты. Однако успешное применение израильтянами нового типа защиты в ходе войны в ... привело к окончательному решению данного вопроса.
В соответствии с решением военно-промышленного комитета в 1981-83 годах была разработана техническая документация на установку в ходе капитального ремонта на танках Т-64Б и Т-64Б-1 комплекта навесной динамической защиты "Контакт". Модернизированный вариант танков был принят на вооружение приказом МО СССР № 07 от 14 января 1985 года под маркой Т-64БВ и Т-64БВ-1.
Все новые танки Т-64БВ и Т-64БВ-1 оснащались новыми 125-мм танковыми пушками 2А46М-1, новыми стабилизаторами вооружения 2Э42, СУО 1А33-1, КУРВ 9К112-1 и модернизированными МЗ 6ЭЦ40-2С. Вместо устаревших ламповых радиостанций Р-123М и ТПУ Р-124 на танках Т-64БВ и Т-64БВ-1 стали устанавливать новые полупроводниковые радиостанции Р-173 "Абзац-Р", приёмники Р-173П "Абзац-П" и ТПУ Р-174. На башне, лобовом и бортовых листах корпуса и надгусеничных полках были приварены специальные кронштейны и бонки для крепления динамической защиты. Боевая масса танка возросла до ... тон. В связи с установкой динамической защиты пусковые установки системы 902Б "Туча-2" были перенесены с лобовой части башни на её левый борт и сгруппированы на двух кронштейнах по четыре пусковых установки. Несколько изменилась укладка ящиков с аппаратами АТ-1: два ящика с левого борта башни установлены по бокам на ящике ЗИП на корме башни.
Танки Т-64Б и Т-64Б-1, в ходе капитального ремонта доведенные до уровня Т-64БВ и Т-64БВ-1, могли быть оснащены старыми 125-мм танковыми пушками 2А46-2, СТВ 2Э26М, СУО 1А33 и КУРВ 9К112. На части танков в ходе капитального ремонта были установлены новые радиостанции Р-173 "Абзац-Р", приёмники Р-173П "Абзац-П" и ТПУ Р-174. При этом ТПУ Р-174 иногда не устанавливались, а были оставлены старые ТПУ Р-124.
В 1974-1979гг в ХКБМ параллельно с конструкторским сопровождением серийного производства танков Т-64А, а в последствии Т-64Б и Т-64Б-1, проводились ОКР по разработке моторно-трансмиссионного отделения с новым, более мощным двигателем 6ТД для серийных танков Т-64А, Т-64Б и Т-64Б-1. В 1975 году был разработан технический проект танка, оснащенного новым МТО, а в феврале 1976 года "в подарок" к XXV съезду КПСС на базе танка Т-64А были изготовлены три опытных танка "объект 476". Кроме нового МТО танки были оснащены новыми изменённой формы башнями с большим внутренним объём. Лобовая часть башен представляла собой многослойную броневую преграду, где между стальных броневых стенок размещался наполнитель, состоявший из броневых пластин с ячейками, залитыми полиуретаном. В 1978-1979 годах новые танки проходили всесторонние испытания во всех климатических зонах СССР. В октябре 1979 года по результатам проведенных испытаний двигатель 6ТД был рекомендован к серийному производству. Решением коллегии МО СССР от 5 января 1978 года и Министерства оборонной промышленности СССР от 26 июля 1978 года новый танковый двигатель 6ТД запушен в серийное производство. А 25 января 1979 года была утверждена техническая документация по модернизации серийных танков Т-64А, Т-64АК, Т-64Б и Т-64Б-1 в ходе капитального ремонта. Модернизированные танки приняты на вооружение приказом МО СССР № 0262 от 21.12.81 года под марками Т-64АМ, Т-64АКМ, Т-64БМ и Т-64Б-1М.
Новая башня с объекта 476 была оснащена комплексом управляемого вооружения 9К112-1 и новым МЗ 6ЭЦ43 и установлена на опытном танке "объект 478" - прототипе знаменитого танка Т-80УД "Берёза". Кроме того, новая башня, доработана под новую СУО 1А45 "Иртыш" и КУРВ 9К119 "Рефлекс", была установлена на модернизированном танке Т-80А (объект 219А), выпуск которого предполагалось развернуть на ХЗТМ с 1982 года.
В период с 1991 по 1999 год в ХКБМ был разработан ряд технических проектов по усилению защищённости и модернизации системы управления огнём танков Т-64БВ и Т-64БВ-1 до уровня танков Т-80УД, Т-84. При этом были проработаны три варианта модернизации.
Первый вариант заключался в установке встроенной динамической защиты украинской разработки на серийные танки Т-64БВ и Т-64БВ-1. Шесть танков Т-64БВ-1 капитально отремонтированных на 115-м танкоремонтном заводе в городе Харькове с макетом встроенной динамической защиты были продемонстрированы на параде в честь независимости Украины 24 августа 1999 года.
Второй вариант модернизации предусматривал установку встроенной динамической защиты, комплекса управляемого вооружения 9К119, прицельного комплекса 1А42 и ТО1-КО1, а так же механизма заряжания 6ЭЦ43. Прицельный комплекс 1А42 включает в себя прицел-дальномер прибор наведения 1Г46 с электроблоком, блок разрешения выстрела 1Г43 и танковый баллистический вычислитель 1В528. Кроме того, вместо датчика ветра 1Б11 устанавливается датчик ветра ДВЕ-БС. Прицельный комплекс ТО1-КО1 состоит из ночного инфракрасного прицела ТПН-4Э и осветителя Л-4. Два модернизированных танка, выпущенных ХЗТМ, так же были продемонстрированы на параде 24 августа 1999 года.
Третий вариант модернизации - (объект 447А-2М) заключается в установке на танке Т-64БВ встроенной динамической защиты, комплекса управляемого вооружения и системы управления огнём 1А45, устанавливаемой на танках Т-80УД (объект 478Б) и Т-84 (объект 478ДУ2) и механизма заряжания 6ЭЦ43. В состав СУО 1А45 входят прицельные комплексы 1А42, ТО1-КО1, ПНК-4. В прицельный комплекс ПНК-4 входит прицел командира танка ТКН-4С с электроблоком, зенитный прицел ПЗУ-7, привод наведения ЗПУ 1ЭЦ29, позволяющие командиру танка брать на себя управление вооружением танка. Опытный экземпляр танка был продемонстрирован на параде в Киеве 24 августа 1999 года.

0

7

ЛЕГКИЕ ТАНКИ

С. Федосеев
(С. Федосеев Танки кайзера (Германские танки 1-й мировой войны) / Бронеколлекция)
Материал подготовил Денис Туманов

После демонстрации макета A7V высшее командование предложило разработать более крупные "сверхтанки". Такое задание вскоре выдали Фольмеру. Однако он пришел к выводу, что правильнее будет создавать легкие машины, которые могли бы выпускаться быстрее и в большем количестве.
Условиями для разработки и быстрой постановки производства стало наличие больших запасов автомобильных агрегатов. В автопарках военного ведомства к тому времени скопилось более 1000 автомобилей из разнотипных машин с мощностью двигателей от 40 до 60 л.с., признанных негодными для применения в армии, так называемых "пожирателей горючего и шин". Однако при их систематизации можно было получить группы по 50 и более штук и на этой основе строить партии легких боевых машин с запасом агрегатов и узлов.
Предполагалось использовать шасси автомобиля "внутри" гусеничного шасси, устанавливая ведущие колеса гусеничного хода на их приводные оси. Немцы, пожалуй, первыми уяснили такое преимущество легких танков как возможность широкого применения автомобильных агрегатов.
Проект представили в сентябре 1917 года. Начальник Инспекции автомобильных войск одобрил его и 29 декабря принял решение о постройке легких танков. Однако уже 17 января 1918 года Ставка Главного командования отклонила это решение, сочтя предполагавшееся бронирование таких танков слишком слабым. Вскоре, впрочем, выяснилось, что Главное командование само вело переговоры с Круппом о легком танке, разрабатывавшемся его фирмой - еще один пример несогласованности действий Главного командования и Военного министерства в вопросах танкостроения. Создание легкого танка под руководством профессора Раузенбергера началось на фирме Круппа еще весной 1917 года. В конце концов эту работу все же одобрили, и она перешла в ведение Военного министерства. Дано было разрешение на постройку двух опытных машин, получивших обозначение LK-I (Leichter Каmpfwagen).
Основные требования к легкому танку предполагали:
экипаж - механик-водитель и один-два стрелка;
вооружение - 57-мм пушка или два пулемета, наличие лючков для стрельбы из личного оружия;
защита от бронебойных винтовочных пуль на любой дальности (толщина брони - не менее 14 мм);
подвеска - упругая;
скорость движения по ровной местности с грунтом средней твердости - 12 - 15 км/ч, удельное давление на грунт - около 0,5 кг/см2, ширина перекрываемого рва - 2 м, поворотливость на любом грунте, способность брать подъемы крутизной до 45°;
масса - не выше 8 т, возможность перевозки в неразобранном виде на стандартных железнодорожных платформах и готовность к действию сразу же после выгрузки;
надежный и, по возможности, малошумный двигатель;
небольшой силуэт при возможно большом клиренсе;
время действия без пополнения запаса горючего и боекомплекта до 6 ч.
Для повышения проходимости и эффективности при преодолении проволочных заграждений предлагалось увеличить подъем гусеницы. Посадка и высадка экипажа должна была быть простой и быстрой, а объем боевого отделения достаточен для нормальной работы. Обращалось внимание на пожарную безопасность, устройство смотровых щелей и лючков, защиту экипажа от осколков и свинцовых брызг, герметизацию танка на случай применения противником огнеметов, а также на доступность механизмов для обслуживания и ремонта и возможность быстрой замены двигателя, наличие системы очистки гусениц от грязи.
Гусеничное шасси собиралось на особой раме. Ходовая часть каждого борта заключалась между двумя продольными параллельными стенками, связанными поперечными перемычками. Между ними к раме подвешивались на винтовых цилиндрических пружинах ходовые тележки. На борт приходилось пять тележек с четырьмя опорными катками каждая. Еще одна тележка жестко крепилась впереди - ее катки служили упорами для восходящей ветви гусеницы. Жестко закреплялась также ось заднего ведущего колеса, которое имело радиус 217 мм и 12 зубьев. Направляющее колесо было приподнято над опорной поверхностью, а его ось снабжена винтовым механизмом регулировки натяжения гусениц.
Продольный профиль гусеницы рассчитывался так, чтобы при движении по твердой дороге длина опорной поверхности составляла 2.8 м, на мягком грунте несколько увеличивалась, а при переходе через окопы достигала 5 м. Приподнятая передняя часть гусеницы выступала впереди корпуса. Таким образом предполагалось совместить поворотливость на твердом грунте с высокой проходимостью. Конструкция гусеницы повторяла A7V, но в уменьшенном варианте. Ширина башмака составляла 250 мм, толщина - 7 мм; ширина рельса - 80 мм, проем рельса 27 мм, высота - 115 мм; шаг трака - 140 мм. Количество траков в цепи возросло до 74, что способствовало повышению скорости хода. Сопротивление цепи на разрыв - 30 т. От поперечного смещения нижнюю ветвь гусеницы удерживали центральные реборды катков и боковины ходовых тележек, верхнюю - стенки рамы.
Внутри такого готового гусеничного шасси крепилась рама автомобиля с основными агрегатами, причем не жестко, а на сохранявшихся рессорах. Жестко связанной с боковыми рамами гусеничного хода оказывалась только задняя ось, использовавшаяся для привода ведущих колес. Таким образом, упругая подвеска оказывалась двухступенчатой - винтовые пружины ходовых тележек и полуэллиптические рессоры внутренней рамы. Новинки в конструкции танка LK были защищены рядом особых патентов, как, например, патенты N 311169 и N 311409 на особенности устройства гусеничного хода.
Двигатель и трансмиссия базового автомобиля в целом сохранялись. Вся конструкция танка представляла собой бронеавтомобиль, как бы помещенный в гусеничный ход. Такая схема позволяла получить вполне прочную конструкцию с упругой подвеской и достаточно большим клиренсом.
В результате получился танк с передним расположением двигателя, задним - трансмиссии и боевого отделения. При первом же взгляде на него бросалось в глаза сходство с английским средним Mk А "Уиппет", появившимся на поле боя только в апреле 1918 года. Любопытно и то, что LK-I имел вращающуюся башню, прототип "Уиппета" - легкий танк Триттона - также. Последний официально испытали в Англии в марте 1917 года. Возможно, германская разведка и имела некоторые данные об этих испытаниях. Однако сходство компоновки можно объяснить и выбором автомобильной схемы в качестве базовой, пулеметные же, хорошо отработанные башни применялись на бронеавтомобилях всеми воюющими сторонами. Тем более что по своему устройству LK значительно отличались от "Уиппета": отделение управления размещалось позади двигателя, причем сиденье механика-водителя располагалось по оси машины, а за ним находилось боевое отделение.
Броневой корпус из прямых листов собирался на каркасе с помощью клепки. Цилиндрическая клепаная башня имела амбразуру для установки пулемета MG.08. прикрытую с боков двумя наружными щитками подобно башням бронеавтомобилей. Пулеметная установка снабжалась винтовым подъемным механизмом. В крыше башни имелся круглый люк с откидной крышкой, в корме - небольшой двустворчатый лючок. Посадка и высадка экипажа осуществлялась через две низкие двери, расположенные в бортах боевого отделения напротив друг друга. Окно механика-водителя прикрывалось горизонтальной двустворчатой крышкой, в нижней створке которой были прорезаны пять смотровых щелей. Для обслуживания двигателя служили люки с откидными крышками в бортах и крыше моторного отделения. Вентиляционные решетки имели жалюзи.
Ходовые испытания первого опытного LK-I состоялись в марте 1918-го. Хотя прошли они весьма успешно, решено было доработать конструкцию - усилить бронезащиту, улучшить ходовую часть и приспособить танк для массового производства.
Вскоре началось проектирование танка LK-II. 13 июня были представлены модели LK-II и легкого танка Круппа. Оба проекта рекомендовали к дальнейшей разработке в пулеметном варианте с вращающейся башней. Чуть позже добавился и пушечный вариант LK-II.
После начала Амьенской операции союзников Крупп получил срочный заказ на 65 танков, хотя еще не был готов ни один реальный образец. 2 октября в Мариенфельде провели испытания шасси конкурирующих машин. В результате заказ фирме "Крупп" аннулировали. Выбор пал на LK-II. Планировалось уже в декабре выпустить первые 10 машин, а с апреля 1919 года довести этот показатель до 200 в месяц. При этом только треть танков должна была быть пулеметными, а две трети - пушечными.
Этому предшествовали огневые испытания 57-мм пушки, установленной в корпусе LK-II. Испытания, прошедшие еще 29 августа, выявили слабость орудийной установки и разрушающее действие отдачи на корпус. И 30 сентября Ставка решила, что пушечные LK-II будут вооружаться 37-мм пушкой Круппа.
Обводы корпуса танка несколько изменились. Появились наклонные скулы между прямыми бортами и крышей. Позади моторного отделения возвышение и скулы корпуса образовывали рубку механика-водителя с тремя смотровыми лючками. Неподвижная боевая рубка имела прямые борта и наклонную заднюю стенку. В боевой рубке помещались артиллерист и его помощник, работавшие стоя. Двери рубки располагались так же, как у LK-I, но были увеличены. В крыше рубки находился люк с откидной крышкой, служивший для обзора и вентиляции. В прямых бортах, лобовом листе и крыше моторного отделения выполнялись жалюзи, на наклонных верхних листах - люки с откидными крышками для обслуживания двигателя.
Тумбовая установка 37-мм пушки крепилась на вертикальной опоре. Конструкция щита орудия в целом была аналогична 57-мм пушке на A7V. Артиллерийская установка весила 500 кг, снабжалась телескопическим прицелом и маховичком горизонтальной наводки. Угол наведения по горизонтали ± 30°. В бортовых дверях предусматривались отверстия для стрельбы из ручного пулемета MG.08/15.
Карбюраторные двигатели были двух типов - мощностью 40 и 50 л.с. Пуск двигателя мог производиться рукояткой изнутри или снаружи танка либо электростартером. Два бензобака общей емкостью 170 л располагались по бокам от двигателя, между ним и бронелистами бортов, днище баков прикрывалось 8-мм броней. Подача бензина производилась давлением отработанных газов. Для надежного питания двигателя при любых наклонах машины была переделана поплавковая камера. Чтобы предотвратить заливание двигателя маслом, ввели циркуляционную систему смазки с замкнутым масляным баком. Охлаждение радиатора двигателя производилось вентилятором или эксгуаутором. Воздух всасывался из боевого, а выбрасывался через отверстия в бортах и крыше моторного отделения. Выхлопная труба выводилась с левого борта. Одна любопытная деталь - в то время как англичане на своих тяжелых танках использовали один двигатель, а на среднем "Уиппете" два, германские конструкторы снабдили тяжелые танки двумя двигателями, а легкий - одним.
Трансмиссия LK-II включала: дисковое сцепление (главный фрикцион); 4-скоростную коробку передач автомобильного типа; продольный вал, на котором располагались конические шестерни, кулачковые или дисковые сцепления, колодочные или ленточные тормоза; две приводные поперечные полуоси с коническими шестернями на одном конце и цилиндрическими на другом. Конические шестерни полуосей сцеплялись с коническими шестернями вала, образуя простой дифференциал, а цилиндрические вместе с шестернями большего диаметра на осях ведущих колес образовывали однорядные бортовые редукторы, которые помещались в картеры, укрепленные на внутренних стенках бортов. На тех же стенках в особых втулках крепились на подшипниках приводные полуоси и оси ведущих колес. Для увеличения тяговых характеристик и возможности преодолевать крутые подъемы в трансмиссию включили промежуточную передачу, понижавшую скорость хода в 2,14 - 2,16 раза. При выключенной промежуточной передаче скорость хода составляла от 3,5 до 14 км/ч, при включенной - от 1,6 до 6,5 км/ч.
Управление осуществлялось выключением и подтормаживанием одной из гусениц. Манипуляции с гусеницей одного борта производились одним качающимся рычагом на три положения. В заднем положении рычага включалось сцепление соответствующей гусеницы, в среднем сцепление выключалось, в переднем - включался тормоз гусеницы. Таким образом механик-водитель мог регулировать радиус поворота. Минимальный радиус составлял 1,7 м. Приводы управления и элементы трансмиссии находились под полом боевого отделения. Компоновка трансмиссии и механизмов поворота вдоль продольного вала вполне соответствовала общей ужатости боевой машины.
Наружные стенки гусеничного хода получили отогнутые внутрь наклонные секции для сброса грязи с верхней ветви гусеницы - приспособление, заимствованное у Mk А "Уиппет". Несколько был изменен, по сравнению с LК-I, и массивный буксирный крюк.
Угол подъема на минимальной скорости при включенной понижающей передаче достигал 41°, при выключенной - 17,5°, на максимальной - соответственно 6,5 и 2°.
Система вентиляции, по мнению разработчиков, должна была обеспечить температуру воздуха внутри танка немного выше окружающей атмосферы.
Стоимость постройки танка LK-II в ценах 1918 года составляла 65-70 тыс. немецких марок.
Разведка союзников на основании данных перебежчиков предполагала, что летом 1918 года в постройке находилось 250 легких танков, но это не соответствовало действительности. В 1917 году был подготовлен заказ на 1000 танков, но за его исполнение так и не взялись, хотя из войск в течение 1918 года поступали требования на более подвижные танки легкого типа. Первый LK-II построили только осенью 1918 года. Лишь в октябре Фольмер смог представить два легких танка. Легкий танк с широким применением готовых автомобильных узлов и агрегатов оказался намного перспективнее "сверхтанка" хотя бы потому, что был в 10 раз дешевле. Массовое применение легких танков типа LK-II имело бы гораздо больший успех, чем тяжелых, однако их постройка так и ограничилась несколькими опытными образцами.
Совместными усилиями группы Фольмера и конструкторов Круппа на шасси LK-II разработали бронированный артиллерийский тягач-транспортер. Он имел полностью закрытый корпус с дверями в бортах и корме. В лобовом листе устанавливался пулемет так, чтобы пулеметчик размещался чуть позади механика-водителя. Кроме того, в бортах находились амбразуры для пулемета. Экипаж вместе с возимым расчетом орудия составлял 6 человек. Эта весьма перспективная разработка была одобрена, но не реализована в металле, хотя английские бронированные артиллерийские транспортеры уже действовали на фронте.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

8

ОПЫТНЫЙ ТАНК A7VU
С. Федосеев
(С. Федосеев Танки кайзера (Германские танки 1-й мировой войны) / Бронеколлекция)
Материал подготовил Денис Туманов

Уже во время сборки первого прототипа A7V, в апреле 1917 года в Германии провели всесторонние испытания трофейных английских танков Mk IV. В результате Ставка Главного командования выдала задание на проектировку танка по английскому образцу. Проект получил обозначение A7VU. Предполагалось создание машины с гусеницами, охватывающими корпус, и той же моторно-трансмиссионной группой, что у A7V. При этом использовалось шасси N 524. Главной задачей было достижение высокой проходимости. Испытания переделанного шасси планировалось провести к 1 сентября 1917 года.
Компоновку танка существенно изменили. Двигатели и трансмиссия заняли кормовую часть корпуса. Места механика-водителя (с теми же органами управления) и командира были перенесены вперед, к лобовому листу корпуса. Среднюю часть корпуса заняла боевая рубка. По бокам от двигателей располагались симметричные спонсоны. Боевое отделение, таким образом, разделили на три отсека - два смещенных назад спонсона и боевая рубка. Верхняя бронерубка сохранилась, но служила теперь для наблюдения экипажа за полем боя, как на английском Mk V, и для установки пулемета. Для обзора местности предназначались также смотровые лючки по бортам отделения управления. Корпус A7VU в продольном сечении приобрел форму ромба, более угловатую, нежели у его английских прототипов. Бронелисты по-прежнему крепились клепкой на стальном каркасе. Толщина брони ограничивалась 20 мм. Но несмотря на это, а также на уменьшение численности экипажа более чем вдвое, вес танка возрос до 40 т, то есть на 10 т по сравнению с A7V. Защищенность передней проекции увеличивалась за счет наклона верхнего лобового листа корпуса под углом 50° к вертикали. Бензобаки и тяги управления располагались между днищем корпуса и полом отделений управления и боевого. В задней наклонной стенке корпуса имелась вентиляционная решетка с жалюзи. Ниже крепился бронированный задний бак, а по бокам его буксирные крюки.
В спонсонах устанавливались две 57-мм пушки Максима - Норденфельдта, а позади них в бортах - два пулемета MG.08. Тумбовую установку пушки, собственно, и разработали для A7VU, но здесь угол горизонтального наведения превышал 90°. Работать артиллеристам в A7VU было удобнее, чем в спонсонах английских танков. Установки же пулеметов были аналогичны A7V. Еще один-два пулемета могли устанавливаться в бортовых амбразурах впереди спонсонов (под рубкой), в шести амбразурах рубки или в лобовом листе. Кроме того, экипаж мог вести огонь из личного оружия. В задних стенках спонсонов имелись двери с наружными петлями.
Выхлопные трубы с глушителями выводились на крышу корпуса. Гусеничный ход, как и в английских танках, собирался вокруг больших коробчатых конструкций по бортам. Подвеска, в отличие от английских прототипов, была упругой и, в общем, повторяла блокированную подвеску А7V. К ходовым тележкам на винтовых пружинах добавились группы катков, жестко закрепленные на стенках против восходящей и нисходящей ветвей гусеницы. Ведущие колеса - сплошные. Направляющие колеса имели винтовые механизмы для регулировки натяжения гусениц.
Первые ходовые испытания опытного образца прошли 25 июня 1918 года. По сравнению с английскими тяжелыми "ромбовидными" танками A7VU имел ряд преимуществ: лучшую бронезащиту и обзор для экипажа, упругую подвеску. Однако вес его оказался слишком велик, а сопротивление движению на 40% выше, чем у A7V. 12 сентября Ставка распорядилась прекратить работы по проекту, и единственный опытный экземпляр был разобран.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

Отредактировано hced (2007-07-20 02:48:27)

0

9

Мастодонты на колесах

С. Ромадин, М.Павлов
("Моделист-Конструктор" №7 за 1992 год)
Страничку подготовил Денис Миргородский

28 сентября (11 октября) 1916 года Генеральный штаб Русской Армии получил телеграмму русского военного агента в Англии с описанием тактико-технических характеристик британских танков. Эта, по существу первая попавшая в Россию конкретная информация о зарубежных работах по созданию танков, поступила в Главное военно-техническое управление 20 ноября. На документе историческая резолюция генерал-лейтенанта Милеанта: "22,Х1. Таких чудовищ мы делать не будем, так как у нас есть свое подобное".
Что имел в виду начальник ГВТУ? Из всех известных ныне конструкций того периода такому определению соответствует только колесная боевая машина Н. Лебеденко. Однако следует заметить, что большая часть фондов Военно-исторического архива до сих пор не введена в оборот. Возможно, будущих исследователей ждут интересные открытия. Ведь буквально все известные проекты разработаны частными лицами, и не исключено, что афиширование этих конструкций служило прикрытием глубоко засекреченных работ. Некоторые документы наводят на мысль, что работы по созданию танков в России носили более широкий характер, чем принято считать. Необходимо, по крайней мере, объяснить, почему эксперты ГВТУ так квалифицированно, с очевидным знанием дела, уничтожающе критиковали проекты авторов-одиночек.
Приватная лаборатория по военным изобретениям инженера Н. Лебеденко (впоследствии Опытная лаборатория военного министерства, руководимая капитаном Лебеденко) находилась в Москве в двухэтажном доме князя Щербакова, что на Садово-Кудринской. В 1914 году, взявшись организовать по заказу военного ведомства разработку бомбосбрасывающего прибора для самолетов "Илья Муромец", Лебеденко, имея при себе рекомендательное письмо председателя Земского союза князя Львова, обратился к Н. Жуковскому с просьбой рекомендовать специалиста, способного выполнить необходимые расчеты. Жуковский указал на своего племянника - студента МВТУ Б. Стечкина, который с декабря начал работать на Лебеденко. Вскоре понадобился конструктор, и к работе привлекается еще один племянник Жуковского, тоже студент МВТУ - А. Микулин.
Таким образом Лебеденко сформировал "мозговой центр" лаборатории. Опираясь на него, он смог реализовать идею высококолесной боевой машины, на которую его навели арбы, увиденные на Кавказе. Однажды Лебеденко пригласил Микулина и, взяв подписку о неразглашении тайны, спросил: "Согласны ли Вы разработать чертежи изобретенной мной машины! При помощи таких машин в одну ночь будет совершен прорыв всего германского фронта, и Россия выиграет войну..."
Лебеденко поставил задачу, заинтересовавшую Микулина с инженерной точки зрения. Предстояло спроектировать боевой аппарат массой 2,5 тыс. пудов (40 - 44 т) в виде гигантского орудийного лафета с диаметром ходовых колес 9 м и скоростью их вращения 10 об/мин при большом крутящем моменте, как известно, обратно пропорциональном числу оборотов. Предполагалось, что при этих параметрах машина без труда одолеет окоп, ров, вертикальную стенку, раздавит избу и т. п. В течение минуты "колесница" покрывала 28 м, что равнялось скорости около 17 км/ч (ряд источников указывает на расчетную скорость до 4 км/ч).
Обращают на себя внимание разработанные Микулиным оригинальная силовая передача и элементарно разрешенная проблема редукции высокооборотного двигателя (передаточное отношение 250!). Каждое ходовое колесо приводилось от своего самостоятельного "Майбаха" мощностью 240 л. с. при 2500 об/мин. Моторы были сняты с подбитого "Цеппелина". Колесо с тангенциальными спицами, рассчитанное на прочность Жуковским, имело тавровое сечение. К полкам тавра, покрытым древесиной, посредством железнодорожной рессоры прижимались два обрезиненных катка (автомобильных колеса), которые, вращаясь навстречу друг другу, проворачивали за счет трения ходовое колесо. Катки связывались с валом двигателя через конические шестеренчатые пары. В случае заклинивания ходового колеса на каком-либо препятствии катки, пробуксовывая по ободу, выполняли функцию предохранительной муфты. Управление по курсу производилось при помощи задней направляющей тележки, на которую опиралась хвостовая станина.
Предусматривалось, что к фронту машина будет доставлена в разобранном виде большими секциями и собрана на болтах. Вооружение: два орудия и пулеметы. Общий расчет конструкции "Нетопыря" (так с некоторой долей сарказма именовали машину проектировщики) проводил Стечкин. Рабочий проект выполнялся инженерами-мостовиками.
Была изготовлена масштабная деревянная копия машины с 30-см никелированными колесами и приводом от граммофонной пружины. Модель, помещенную в шикарный красного дерева ларец с золочёными застежками, представили князю Львову, затем военному министру. В итоге Лебеденко добился высочайшей аудиенции. Модель сия возымела на Государя потрясающее действие. Более получаса самодержец всея Руси и изобретатель ползали по коврам "аки дети малые", умиляясь прыткости игрушки, борзо перекатывавшейся через разбросанные по полу толстые тома "Свода законов Российской империи", извлеченные тут же из кабинетного книжного шкафа. В конечном счете Николай II попросил оставить ему модель и повелел открыть счет на финансирование проекта.
Лебеденко создал акционерное общество и приступил к постройке машины. Общая сумма затрат составила 210 000 руб. Основное бремя расходов несли "Союз городов" и ГВТУ. Сборка деталей корпуса "Мастодонта" (бытовало и такое название) осуществлялась в манеже у Хамовнических казарм, а изготовление ходовых колес - недалеко от Дмитрова. Работы велись в режиме строгой секретности.
Трудности военного времени внесли свои коррективы - толщина получаемого листового материала превышала расчетную, из-за чего масса машины увеличилась в 1,5 раза. Мощность "Майбахов" в этой связи вызывала сомнения, В глухом лесу под Дмитровом, в районе станции Орудьево, в 60 км от Москвы расчистили монтажную площадку, обнесли ее колючей проволокой, подвели узкоколейку. Охрану участка несли казачьи разъезды. Сборка машины началась в конце июля 1915 года под руководством Микулина и выполнялась посекционно подобно тому, как это предполагалось делать на фронте. В августе, в присутствии представителей армии, приступили к ее испытанию, Микулин поднялся по трапу и занял место водителя, Стечкин запустил моторы. Гигантские колеса начали медленно поворачиваться. Машина пошла, сломав, как спичку, близстоящую березу. Сквозь амбразуру Микулин хорошо видел, как все собравшиеся зааплодировали, солдаты дружно закричали "ура!!!". Пока двигались по гати, а это метров десять, все шло нормально, но только вышли на мягкую почву, задняя тележка попала в канаву и "Мастодонт" встал как вкопанный. Двигатели натужно ревели, колеса проворачивались, но мощности, чтобы "сняться с якоря", не хватало. На том, собственно, все и закончилось. Было ясно, что необходимо увеличить диаметр катков направляющей тележки и иметь минимум 300-сильные моторы.
Разработку такого 2-тактного двигателя под индексом АМБС Микулин и Стечкин проводили в 1916 году на средства военного ведомства. Опытный образец готовила фирма "От и Везер" в Замоскворечье. Сборку производили в МВТУ. Время работы при первом запуске составляло 1 - 1,5 минуты, после чего двигатель вышел из строя: гнулись шатуны, деформировался корпус.
Вскоре по решению технической комиссии, наблюдавшей за постройкой машины, прекратилось выделение средств, обещанных на доводку конструкции: во-первых, двигатель АМБС требовал очень длительной доводки; во-вторых, своевременно оценили чрезвычайную уязвимость машины на поле боя. "Царь-танк" (существовало и такое название по аналогии с "Царь-пушкой") по сей день является самой крупногабаритной боевой машиной из когда-либо сооруженных в практике мирового танкостроения. Не нужно обладать богатой фантазией, чтобы представить последствия картечного залпа по ступицам ходовых колес или сосредоточенного шрапнельного обстрела. Причем даже незначительное повреждение колес грозило надолго вывести машину из строя. Перечень непреодолимых недостатков конструкции дополняют высокое удельное давление на грунт и невозможность ведения стрельбы в секторах, перекрытых ходовыми колесами.
Еще не один год, растаскиваемая на куски, единственная в своем роде, боевая машина одиноко стояла в лесу, пока в 1923 году не была окончательно сдана на слом. Так уничтожили очередной памятник национальной технической мысли.
Несколько слов о дальнейшей судьбе создателей "Русского колесного танка". Александр Александрович Микулин - академик, выдающийся конструктор авиационных двигателей. Борис Сергеевич Стечкин - академик, видный ученый в области гидроаэромеханики и теплотехники. Профессор МВТУ Николай Егорович Жуковский возглавил крупнейший научный центр мирового значения - Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ). Николай Николаевич Лебеденко ..."Наверное, погиб где-нибудь, - говорил Б. Стечкин. - О таком, как он, мы бы обязательно услышали. Значит, нет в живых - обязательно объявился бы!"
Идея высококолесной боевой машины в первые годы мировой войны была довольно-таки распространенной, поскольку устройство колесного движителя проще гусеничного, он более надежен, требует меньшего расхода мощности при осуществлении поворота машины. Но, за исключением "Нетопыря" и американского 3-колесного опытного парового танка 1918 года, разработки не выходили за рамки проектного предложения.
...В январе 1915 года майор Службы морской авиации британского Адмиралтейства (RNAS) Хетерингтон представил проект "Сухопутного крейсера", концептуально созвучного идее Лебеденко. Гигантская (длина 30 м, ширина 24 м, высота 14 м) трехколесная машина с диаметром колес 12 м несла три башни из 75-мм брони, в каждой из которых предполагалось установить по две 4-дюймовые пушки. При расчетной массе 300 т, с 800-сильным дизелем и электрической трансмиссией она, по расчетам, должна была развивать до 13 км/ч, преодолевать препятствия высотой до 6 м и форсировать реки глубиной до 4,5 м. Проверочные расчеты показали, что масса исполина составит около 1000 т, а скорость не более 3 км/ч. Но главное - его живучесть не выдерживала никакой критики.
Среди русских разработок выделяется 2-ярусная (верхний ярус - боевой, нижний - силовой) боевая машина массой порядка 50 т на 10 колесах большого диаметра (6 ведущих, 4 управляемых). Предполагалась 9-мм бронезащита, установка 6 пушек и 6 пулеметов.
13 августа 1915 года технический комитет ГВТУ "зарезал" проект "Земного броненосца": 5-6 соединенных между собой катков большого диаметра, из которых 2-3 отводились под силовое отделение, а остальные, как и расположенные над катками бронеплощадки, несли в себе вооружение, прислугу и боезапас. Не менее внушительно должна была выглядеть "Улучшенная черепаха" массой около 200 т с ходовыми катками диаметром от 2,5 до 6,6 м, 20 - 30-мм броней, двумя 8-дюймовыми гаубицами, несколькими пушками меньшего калибра, десятью пулеметами и 300-сильным двигателем.
Игра фантазии и проектные потуги вокруг высококолесных боевых машин быстро выдохлись и только спустя более чем десятилетие возродились в Италии в гамме феноменальных 4-колесных полноприводных машин "Pavesi". Прежде всего необходимо назвать два легких танка боевой массой 4,2 и 5 т, различающихся в основном мощностью двигателя (30 и 35 л.с.). и конструкцией грунтозацепов, 5,5-тонный тяжелый танк и танковый истребитель (антитанк) с 57-мм противотанковой пушкой. Применив широкие (25 см) колеса большого диаметра (1,2 м на 4,2-тонном и тяжелом танках, 1,55 м на истребителе и 5-тонном танке), Павези добился того, что при заглублении обода в грунт до 15 см удельное давление составляло всего 0,6 кг/см2, то есть было сопоставимо с таковым у гусеничных танков. Ширина преодолеваемого рва колебалась в пределах 0,6 - 0,7 диаметра колеса, а мощные грунтозацепы позволяли без труда брать вертикальную стенку высотой в полдиаметра. Более того, по утверждению Павези, танк мог преодолевать с разгона препятствие высотой 1,7 м с крутизной склона 70°. Но главное, что удалось Павези, это придать своим танкам чрезвычайно высокую поворотливость. Так 5-тонный танк при длине 4 м обладал наименьшим радиусом поворота, равным всего 5 м; таким образом, на дороге шириной 10 м он разворачивался в один прием.
Конструктивное решение, обеспечившее такие показатели, известный танковый эксперт Ф. Хейгль назвал гениальным. Корпус танка был разделен на две самостоятельные секции, шарнирно соединенные между собой трубой, на которую была надета шестерня, введенная в зацепление одновременно с обеими зубчатыми дугами, выполненными на сопрягаемых поверхностях секций. Согласованный поворот секций относительно друг друга происходил не только в горизонтальной плоскости, но и в вертикальной, причем на угол до 45°, чем гарантировалось плотное прилегание колес к грунту на неровной местности.
Второй тип итальянских высококолесных танков представлял 8,25-тонный "Ансальдо". Он имел жесткий корпус и управлялся поворотом задней оси. Для обеспечения углового перемещения последней кормовую часть корпуса максимально заузили, превратив машину в подобие головастика. Ось, имевшая в плане Т-образиую форму, была выполнена качающейся, чем достигалось постоянное прилегание колес к грунту. Оснащенный 110-сильным мотором танк с места брал подъем крутизной 45°. Диаметр колес, равный 1,5 м, обеспечивал преодоление метрового вертикального препятствия и рвов шириной до 1,4 м. Широкие (40 см) ободы колес несли мощные резиновые грунтозацепы.
Все тот же Хейгль дал танкам Павези и Ансальдо весьма высокую оценку, пророча им большое будущее, как только "будет преодолена известная инертность мысли" и рассеется скептическое отношение военных к этим "из ряда вон выходящим боевым машинам", вызванное их "новизной, особенно непривычным внешним видом, чем какими-нибудь основательными причинами". Однако эксперт ошибся. Колесные танки не выдержали конкуренции с гусеничными. Несмотря на выдающиеся качества шасси, создать приемлемую боевую машину итальянцам не удалось: во-первых, исключалась установка броневого корпуса достаточного объема; во-вторых, управление машиной на любых скоростях оказалось столь утомительным, что говорить о подвижности оперативного порядка практически не приходилось; в-третьих, в боевой обстановке живучесть движителя вызывала массу сомнений. Тем не менее, опираясь на принцип "ломающегося" шасси, Павези создал серию артиллерийских тягачей, нашедших широкое распространение как в итальянской армии, так и в армиях Англии, Греции, Польши, Швеции, Испании.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

10

Первые проекты

М. Барятинский
("Моделист-Конструктор" №7 за 1990 год)
Страничку подготовил Денис Туманов

Танк (от англ.. tank - бак, резервуар; первоначально такое название было дано англичанами в целях маскировки при транспортировке танков по железной дороге) - это боевая машина высокой про¬ ходимости, сочетающая в себе огневую мощь, броневую защиту, маневренность и ударную силу. Современные танки представляют собой мощные боевые машины массой в несколько десятков тонн, вооруженные пушкой калибра 105...125 мм и несколькими пулеметами, имеющие толщину брони до 200 мм (в некоторых случаях и выше). Они способны развивать по дорогам скорость до 60 км/ч, передвигаться в условиях полного бездорожья, преодолевать различные препятствия и водные преграды.
Прежде чем приобрести эти высокие боевые и технические качества, танки прошли сложный путь развития от тихоходных,неповоротливых и малонадежных конструкций до современных грозных боевых машин. Появление первых из них имело, в свою очередь, весьма длинную и сложную предысторию. Уже в том виде, в каком танк впервые вышел на поля сражений в 1916 году, он представлял собой качественно совершенно новое боевое средство. О предшественниках или прото¬ типах танка можно говорить весьма условно - в той мере, в какой отдельные свойства, характерные для танка, были присущи тем или иным средствам борьбы и видам вооружения на протяжении многовековой истории развития военного искусства. Лишь к началу ХХ века окончательно сложились основные условия для появления грозной боевой машины: ком¬ пактный экономичный двигатель; движитель значительно более высокой проходимости, чем колесный; наконец, прочная броневая защита.
Появление танкового мотора стало возможным тогда, когда уже был накоплен достаточный опыт строительства и приме¬ нения автомобильных двигателей внутреннего сгорания.
Проо6раз современного гусеничного движителя впервые был создан в 1713 году Д'Эрманом, Проект, получивший положи¬ тельный отзыв французской академии, представлял собой тележку для тяжелых грузов, перекатывающуюся на бесконечных лентах из деревянных катков, концы которых шарнирно соединены планками. Годом создания гусеничного движителя можно считать 1818-й, когда француз Дюбоше получил привилегию на cпoso6 устройства экипажей с подвижными рельсовыми путями. В последующие годы развитие идей Дюбоше и применение движителя его конструкции как для военных, так и для гражданских целей шло чрезвычайно 6ыстро. В 1821 году англичанин Джон Ричард Бэрри получил патент на изобретение бесконечных цепей, намотанных на два задних колеса повозки, по одной с каждой стороны. Первая паровая гусеничная машина английского изобретателя Джона Гиткота получила патент в 1832 году и использовалась в течение двух лет на разработке болотистых земель в Ланкашире. В 1837 году проект экипажа с подвижными колеями, который содержал в себе все основные элементы гусеничного движителя, был запатентован в России штабс-капитаном Д. Загряжским.
Гусеничная паровая машина, предназначенная для военных целей, была предложена французом Эдуардом Буйеном в 1874 году в его проекте бронированного вооруженного поезда, катящегося по подвижным повертывающимся рельсам. Проект предусматривал защиту толстой броней, экипаж 200 человек и вооружение - 12 пушек и 4 митральезы. По расчетам изобретателя, такой поезд должен был двигаться по любой местности со скоростью до 10 км/ч при мощности двигателя всего в 20-40 л. с. Естественно, что столь высокие динамические качества машины Буйена не могли быть практически осуществлены.
Вполне современные металлические гусеничные цепи получили широкое распространение на американских тракторах "Ломбард" лишь в 1904 году.
Танковая броня также имеет свою предысторию. Бронирование сухопутных повозок стало применяться значительно позднее бронирования морских и речных. Броненосный флот, как известно, зародился и был опробован в бою в 1855 году во время Крымской войны. Чрезмерное возрастание массы судов при применении железной брони заставило перейти к стали. Этому способствовали и успехи металлургической промышленности. Первые стальные плиты были испытаны в 1875 году. В 1877 году фирма Шнейдер-Крезо изготовила броню из мягкой литой стали. В 1892 году Крупп получил броню из легированной стали. Годом возникновения танковой брони можно считать 1900-й, когда впервые во время англо-бурской войны полковник английской армии Темплер предложил бронировать повозки, предназначавшиеся для транспортировки английских частей с южного побережья Африки в глубь материка. Три повозки, паровой автомобиль-тягач и два 150-мм артиллерийских орудия составляли безрельсовый блиндированный поезд, который был защищен листовой 6,З-мм хромоникелевой сталью, не пробивавшейся пулями маузеровских ружей даже на расстоянии 6 м.
Первый проект вездеходной бронированной боевой машины был разработан капитаном французской армии Левассером в 1903 году, но осуществлен не был. Проект колесно-гусеничного танка был представлен в 1913 году австрийскому военному министерству поручиком Г. Бурштыном. На проекте была наложена резолюция "человек сошел с ума", и идеи изобретателя не были претворены в жизнь.
Первый в мире проект сверхтяжелого танка разработал в 1911 году сын знаменитого русского химика Д. И. Менделеева инженер Василий Дмитриевич Менделеев. В 1908-1916 годах он работал конструктором на судостроительных заводах, руководил разработкой проектов подводных лодок и минных заграждений.
К главным конструктивным особенностям его танка можно отнести: поворот броневой маски пушки при помощи электрического сервопривода; опускание корпуса машины на грунт во время ведения огня; подачу снарядов к пушке при помощи тележки с пневматическим подъемником; противоснарядное дифференцированное бронирование (100--150 мм); четыре дублирующих поста управления; пневматический сервопривод агрегатов трансмиссии; пневматическую регулируемую подвеску, обеспечивающую изменение клиренса от максимального значения до нуля и возможность работы в двух режимах (блокированной и независимой подвески).
Танк предполагалось вооружить 120-мм морской пушкой, которая монтировалась в носовой части корпуса. Установленная на крыше пулеметная башенка, которая могла вращаться на З60°, поднималась наружу и опускалась внутрь также с помощью пневматического привода. Получение необходимого количества сжатого воздуха в силовом отделении обеспечивал компрессор с приводом от двигателя.
Для переброски танка по железной дороге он мог быть поставлен на желеэнодорожные скаты и передвигаться своим ходом. Автор проекта писал об этом: "Приспособленность машины перемещаться вдоль железнодорожного пути существенно необходима для нее, потому что если имеющиеся понтонные и шоссейные мосты не выдерживают ее веса, то остаются еще железнодорожные, которые ее вес вполне выдерживают и габарит которых больше габаритов машины". Любопытно отметить также, что бензиновые баки были размещены в кормовой части корпуса, в специальном отсеке под днищем, что могло существенно уменьшить опасность возникновения пожаров в танке.
Таковы вкратце некоторые интересные особенности проекта Менделеева. Они показывают, что осуществление его, с технической точки зрения, было вполне реально.
Смущает в проекте только одно: насколько необходимо было в 1911 году защищать машину столь мощной броней н вооружать столь крупнокалиберной пушкой. Вспомним: в первую мировую войну реально действовавшие танки были защищены значительно слабее, а калибр танковых пушек не превысил 75 мм, тем не менее с поставленными перед ними задачами они справлялись. По своим параметрам и внешнему виду танк Менделеева напоминает скорее подвижную огневую точку, предназначавшуюся, по-видимому, для разрушения фортификационных соoружений крепостей. Применение же его как танка вряд ли было возможным из-за крайне ограниченной проходимости.
Однако все это отнюдь не умаляет заслуг талантливого русского инженера В. Д. Менделеева. Его проект представлял собой яркую и оригинальную работу, которую отличало большое количество смелых конструктивных решений. Часть из них была реализована только в значительно более поздней практике танкостроения.
Тактико-техническая характеристика танка В. Д. Менделеева (проектная) Масса 173,2 т; масса брони 86:46 т; масса вооружения 10,65 т; экипаж 8 чел.; длина с пушкой 13 м, длина корпуса 10 м, высота с поднятой пулеметной башенкой 4,45 м, высота с опущенной пулемётной башенкой 3,5 м, высота корпуса 1,8 м; боекомплект пушки 51 выстрел; толщина брони 150 мм (лоб) и 100 мм (борта, корма, крыша): мощность - двигателя 150 л. с.; максимальная скорость 14 км/ч; среднее удельное давление на грунт 2,5 кг/см2.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

11

ЛЕГКИЙ ТАНК Т-50

М. Барятинский
("Моделист-конструктор" №5 за 2000 год)
Материал предоставил Сергей Зыков

В 30-е годы единственным танком сопровождения пехоты, состоявшим на вооружении Красной Армии, был Т-26 (“Моделист-конструктор” № 5 за 1999 г.). Основной, пушечный вариант этого танка, принятый на вооружение и выпускавшийся с 1933 года, к концу десятилетия уже не вполне отвечал достигнутому уровню развития танкостроения. Возросшая мощь противотанковой артиллерии не оставляла Т-26 с его 15-мм броней никаких шансов уцелеть на поле боя. Опыт сражений в Испании наглядно это продемонстрировал. “Двадцать-шестые”, легко расправлявшиеся со слабо вооруженными танками мятежников, становились столь же легкой добычей их противотанковых пушек. Впрочем, в подобном положении оказались в то время все советские (и не только советские) танки, не имевшие противоснарядного бронирования. В вечном поединке брони и снаряда временную победу одержал последний.
Именно поэтому 7 августа 1938 года Комитет Обороны СССР принял постановление “О системе танкового вооружения”, в котором содержалось требование менее чем за год—к июлю 1939 года — разработать новые образцы танков, отвечавших условиям будущей войны по вооружению, бронированию и маневренным качествам. В соответствии с этими требованиями в нескольких конструкторских бюро началась разработка новых танков.
На Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185 имени С.М.Кирова бригадой конструкторов под руководством С.А.Гинзбурга велось проектирование легкого танка сопровождения пехоты “СП”. Летом 1940 года этот танк — объект 126 (или Т-126СП, как его часто именуют в специальной литературе) — был изготовлен в металле. По своей броневой защите он был равноценен среднему танку Т-34 — его корпус сваривался из броневых листов толщиной 45 мм, за исключением 20-мм днища и крыши. Лобовые, верхние бортовые и кормовой листы корпуса имели углы наклона 40—57°.
В верхнем лобовом листе находился люк механика-водителя. В его крышке был смонтирован прибор наблюдения. Слева от люка в шаровой установке располагался 7,62-мм пулемет ДС-39, огонь из которого вел стрелок-радист. Напротив его рабочего места также имелся прибор наблюдения. Еще два прибора были смонтированы в лобовых скуловых листах.
В сварной граненой башне размещалась 45-мм пушка обр.1934 г. и спаренный с нею 7,62-мм пулемет ДТ. В крыше башни имелся прямоугольный люк для посадки экипажа, а в кормовой стенке — круглый люк для демонтажа пушки. В крышке этого люка и в стенках башни были прорезаны отверстия для стрельбы из личного оружия, закрываемые грушевидными заглушками. По периметру крыши башни располагались четыре прибора наблюдения, а в крышке люка была смонтирована командирская панорама. Таким образом, по обзорности объект 126 оставил далеко позади Т-34.
На танке устанавливался двигатель В-3 — 6-цилиндровая версия (“половинка”, как иногда говорят) дизеля В-2. При мощности 250 л.с. он позволял 17-тонной боевой машине развивать скорость до 35 км/ч. Емкость топливных баков в 340 л обеспечивала запас хода по шоссе до 270 км.
Ходовая часть танка состояла из шести необрезиненных сдвоенных опорных катков малого диаметра на борт, трех необрезиненных поддерживающих катков, ведущего колеса заднего расположения, направляющего необрезиненного колеса. Опорные катки имели внутреннюю амортизацию. Гусеничная цепь—мелкозвенчатая, цевочного зацепления, с открытым шарниром. Особенностью ходовой части машины была торсионная подвеска.
В корпусе танка рядом с местом стрелка-радиста находилась радиостанция 71-ТК-3 со штыревой антенной. Боекомплект пушки и пулеметов состоял из 150 выстрелов и 4250 патронов (в пулеметах ДТ и ДС использовались одинаковые винтовочные патроны).
В 1940 году танк неплохо показал себя на заводских и войсковых испытаниях. Однако Государственная комиссия предложила снизить массу машины до 13 т за счет уменьшения толщины брони с 45 до 37 мм. Отмечалась и стесненность рабочих мест членов экипажа. Последний недостаток попытались устранить на втором образце танка — пулемет ДС-39 был изъят, а его амбразура закрыта броневой крышкой на болтах. Кроме того, предприняли шаги для снижения износа гусениц, заменив необрезиненные опорные катки обрезиненными. Видоизмененную таким образом машину в специальной литературе иногда называют Т-127.
Осенью 1940 года объект 126 передали на Ленинградский машиностроительный завод № 174 имени К.Е.Ворошилова, где на его основе в короткий срок — полтора месяца — группой конструкторов под общим руководством И.С.Бушнева и Л.С.Троянова был разработан новый вариант легкого танка — объект 135 (не путать с Т-34-85). Активное участие в проектировании принимали С.А.Гинзбург и Г.В.Гудков. По другим данным, эта машина разрабатывалась параллельно с объектом 126, и ей было отдано предпочтение из-за лучших тактико-технических характеристик. В январе 1941 года танк изготовили в металле. После успешно пройденных заводских и государственных испытаний под индексом Т-50 в феврале 1941 года он был принят на вооружение Красной Армии.
По конструкции и внешнему виду Т-50 сильно напоминал “126-й”, но, вместе с тем, имел и существенные отличия, поскольку создавался с учетом опыта боевого применения танков в финской войне и результатов испытаний в СССР немецкого танка Pz.lll, проводившихся летом 1940 года. Листы корпуса Т-50 соединялись сваркой и располагались под большими углами наклона. Максимальная толщина лобовой и бортовой брони корпуса и башни была уменьшена с 45 до 37 мм. Кормовой лист корпуса стал 25-мм, а толщина крыши и днища уменьшилась до 15 мм. В верхнем лобовом листе с незначительным смещением влево от продольной оси танка (почти по центру) находился люк механика-водителя со смотровым прибором; курсовой пулемет отсутствовал. Еще два прибора наблюдения, как и у “126-го”, устанавливались в лобовых скулах корпуса.
Сварная башня обтекаемой формы напоминала башню танка Т-34, но была рассчитана на трех членов экипажа. В задней части крыши башни (не без влияния Pz.lll) была установлена командирская башенка, восемь смотровых щелей которой закрывались броневыми заслонками. В башенке имелся небольшой лючок, по-видимому, для сигнализации. Для посадки членов экипажа в башню предназначались два прямоугольных люка в крыше. Дверца в кормовом листе служила для демонтажа пушки. В бортах башни располагались приборы наблюдения наводчика и заряжающего, закрываемые круглыми броневыми крышками.
Не совсем типичным для советских танков был состав вооружения. С 45-мм пушкой (опять-таки не без влияния Pz.lll) были спарены два 7,62-мм пулемета ДТ. Радиостанция 9Р размещалась в башне танка рядом с местом командира.
За счет уменьшения толщины броневых листов, внедрения принципа дифференцированного бронирования, позволивших снизить массу машины до 13,8 т, и установки двигателя В-4 мощностью 300 л.с. (форсированный вариант дизеля В-3) удалось добиться существенного прироста скорости: с 35 км/ч у объекта 126 до 52 км/ч — у Т-50. Два топливных бака общей емкостью 350 л обеспечивали запас хода по шоссе до 344 км.
В ходовой части были применены опорные катки с внутренней амортизацией и индивидуальная торсионная подвеска.
Серийный выпуск Т-50 планировался на заводе № 174, поэтому с 1 января 1941 года производство Т-26 на нем было прекращено. Однако перестройка производства для технологически более сложного Т-50 шла очень медленно, и в первом полугодии 1941 года завод выпустил только 116 огнеметных танков ОТ-133. Серьезные трудности возникли и с освоением выпуска на Харьковском заводе № 75 дизельного двигателя В-4. А ведь танком Т-50 предполагалось заменить в войсках “двадцать-шестые”, и по первоначальному плану перевооружения автобронетанковых войск Красной Армии он должен был быть самым массовым (вспомним, что первый заказ на Т-34 составлял всего 600 машин). В 1940—1941 годах этот план, правда, подвергся корректировке в результате принятия решения о формировании механизированных корпусов. Но и для них требовалось никак не меньше 14 тысяч “пятидесяток”. О том, что Т-50 рассматривался в качестве полноправной составляющей танкового парка страны, можно судить и по совместному постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР “Об увеличении выпуска танков KB, T-34 и Т-50, артиллерийских тягачей и танковых дизелей на III и IV кварталы 1941 г.”, принятому после заседания Политбюро ЦК 25 июня.
Ценой неимоверных усилий в 1941 году удалось выпустить всего 50 машин. В августе завод № 174 был эвакуирован — большей частью в Омск, где в декабре возобновили выпуск танков, а кроме того, в Нижний Тагил и Барнаул. Попытка развернуть производство Т-50 на заводе № 37 в Москве не увенчалась успехом — там с трудом справлялись с выпуском 5-тонного Т-40, 14-тонный Т-50 был заводу явно “не по зубам”. Впрочем, главным сдерживающим фактором в производстве Т-50 были двигатели. Приоритет в плановых заданиях отдавался дизелю В-2. В частности, на заводе № 75, эвакуированном к тому времени в Челябинск, разобрали вывезенные двигатели В-4 на комплектующие к В-2. Поэтому 13 октября 1941 года ГКО принял решение о строительстве двух заводов в Барнауле: одного — по производству танков Т-50, второго — по изготовлению для них дизелей В-4. Однако 6 февраля 1942 года в соответствии с решением ГКО производство Т-50 и двигателей к ним было прекращено вообще. Завод № 174 в Омске, выпустив 15 танков в 1942 году (по-видимому, были собраны из привезенного с собой задела), перешел на производство T-34.
О боевой судьбе танков Т-50 информации очень мало. Тем не менее, известно, что в августе 1941 года в 1-й танковой дивизии, дислоцировавшейся в Ленинградском военном округе и принимавшей участие в боях в районе Кингисеппа, имелось 10 танков этого типа. Осенью 1941 года несколько Т-50 находились в составе войск 7-й армии, оборонявшихся на Петрозаводском направлении. В ходе этих боев одна машина была захвачена финнами и эксплуатировалась вплоть до конца 1954 года.
Что касается Красной Армии, то один танк Т-50, например, числился в составе 5-й гвардейской танковой бригады еще в 1943 году.
Достоверных сведений о том, как показали себя “пятидесятки” в боевых действиях, нет. Однако нет никакого сомнения в том, что из трех современных советских танков, принятых на вооружение накануне Второй мировой войны, Т-50 оказался наиболее конструктивно отработанным и сбалансированным, оптимальным по совокупности боевых и эксплуатационных качеств. По вооружению, бронированию и подвижности он превосходил или же не уступал германскому среднему танку Pz.lll, будучи значительно меньше его по габаритам и боевой массе. В башне Т-50, имевшей такой же диаметр погона в свету, как у T-34, размещались три члена экипажа, что обеспечивало разделение их функциональных обязанностей. Правда, в данном случае недостатки становились продолжением достоинств. Даже при условии размещения в башне 45-мм пушки трем танкистам было в ней тесно. Поэтому командирскую башенку пришлось сместить к правому борту, а командиру сидеть в пол-оборота к оси танка. Возможно, имело смысл ограничиться двухместной башней с большим количеством приборов наблюдения, как у объекта 126. Для легкого танка это приемлемо. Все зарубежные аналоги, основные легкие танки Второй мировой войны — “Стюарт”, “Валентайн” и даже созданный в 1944 году “Чаффи” — имели двухместные башни.
Вполне достаточным для 1941 и даже для 1942 года было и вооружение Т-50:
45-мм пушка 20К на дистанции 500 м могла успешно бороться со всеми типами танков вермахта. Она была хорошо знакома танкистам, а кроме того, на складах имелось большое количество снарядов к этому орудию. Для 1943 года 20К стала уже слабовата, но как раз в это время в ОКБ № 172 создали, испытали и рекомендовали для принятия на вооружение 45-мм танковую пушку ВТ-42 с длиной ствола 68,6 калибра и начальной скоростью бронебойного снаряда 950 м/с. От 20К пушка ВТ-42 отличалась очень плотной компоновкой, что позволило разместить ее даже в одноместной башне танка Т-70. С установкой же в “пятидесятку” вообще не возникло бы никаких проблем. Снаряд этого орудия на дистанции 500 м пробивал лобовую броню любого немецкого танка, кроме pz.iv Ausf.H и J, “Пантеры” и “Тигра”.
Оставляла резерв для модернизации, в том числе усиления бронезащиты, и высокая удельная мощность танка —21,4 л.с./т! Для сравнения: у T-34— 18,65, у “Стюарта” — 19,6, у “Валентайна” — 10, у Pz.lll— 15 л.с./т. Трехсотсильный дизель мог уверенно “тащить” и 45-мм броню.
Суммируя вышесказанное, приходится только сожалеть, что массовый выпуск Т-50 так и не был налажен.
Стоит отметить, что в 1941 году на заводе № 174 на танк Т-50 установили опытный образец огнемета с использованием затвора конструкции Дегтярева, получивший впоследствии марку АТО-41 и полагавшийся на танках ОТ-34 и КВ-8. В тот же период в опытном порядке на танке была размещена башня конструкции Савина с 37-мм зенитной пушкой.
Рассказ о легком танке Т-50 оказался бы неполным без упоминания еще об одном его образце. В 1941 году в рамках технических требований к Т-50 Ленинградский Кировский завод в инициативном порядке разработал и изготовил объект 211 (ведущий конструктор А.С. Ермолаев). Сварной корпус боевой машины имел суженную носовую часть с “фирменным” кировским люком-пробкой механика-водителя; сварная башня — обтекаемой удлиненной формы; вооружение и силовая установка — идентичные танку Т-50 завода № 174. “Кировский” вариант был несколько легче “ворошиловского”, однако существенных преимуществ перед ним не имел, а форма его корпуса была менее удачной. С началом войны работу над объектом 211 на Кировском заводе прекратили, а единственный изготовленный образец принял участие в обороне Ленинграда.
До нашего времени сохранились три боевые машины: в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке можно увидеть объект 126 и серийный танк Т-50; еще один танк Т-50 с дополнительными броневыми экранами сохраняется в Финляндии, в танковом музее в городе Парола.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

12

Легкий танк Т-60

Шунков В. Н.
(Шунков В. Н. Оружие Красной Армии. - Мн.: Харвест, 1999)
Материал предоставлен: Анатолий Сорокин, Нижний Новгород

Танк был создан в 1941 году в результате глубокой модернизации танка Т-40, проведенной КБ под руководством Н. А. Астрова в условиях начавшейся Великой Отечественной Войны. По сравнению с Т-40 он имел усиленную броневую защиту и более мощное вооружение - 20-мм пушку вместо крупнокалиберного пулемета. На этом серийном танке впервые было применено устройство для подогрева зимой охлаждающей жидкости двигателя. Модернизацией достигалось улучшение основных боевых характеристик при упрощении конструкции танка, но при этом сужались боевые возможности - ликвидировалась плавучесть. Как и у танка Т-40, в ходовой части Т-60 использованы четыре обрезиненных опорных катка на борт, три поддерживающих катка, расположенное спереди ведущее колесо и заднее направляющее колесо. Подвеска индивидуальная торсионная.
Несмотря на значительное увеличение веса броневой защиты скоростные характеристики и проходимость танка по сравнению с Т-40 почти не изменились. Он развивал скорость до 45 км/ч, преодолевал подъем до 29 градусов, ров шириной 1.7 м и стенку высотой до 0.65 м.
Танк был вооружен автоматической 20-мм пушкой ТНШ-20 и 7.62-мм танковым пулеметом ДТ с большим запасом боеприпасов. Для управления огнем на танке устанавливался телескопический прицел ТМФП-1.
Однако в условиях нехватки танков главным достоинством Т-60 была простота производства на автомобильных заводах с широким использованием автомобильных узлов и механизмов. Танк производился одновременно на четырех заводах. Всего за короткий срок было выпущено 6045 танков Т-60, которые сыграли важную роль в сражениях начального периода Великой Отечественной Войны.
На базе танка Т-60 была создана и выпускалась серийно реактивная система залпового огня БМ-8-24 с 24 направляющими для запуска реактивных снарядов калибром 82 мм.
Одним из наиболее интересных проектов, созданных на базе танка Т-60, является планер "КТ" (крылья танка) конструкторского бюро О. К. Антонова. Проект был разработан в конце 1941 года, его идея заключалась в том, что для переброски танка по воздуху в ходе воздушно-десантной операции на танке крепилась коробка крыльев с хвостовым оперением и системой управления планером в полете. Испытания планера были проведены осенью 1942 года. Аэропоезд в составе самолета-буксировщика ТБ-3 (командир П. А. Еремеев) и планера "КТ" (пилот С. Н. Анохин) успешно поднялся в воздух, однако из-за большой массы и малой обтекаемости "КТ" буксировка велась на близкой к максимальной мощности двигателей ТБ-3 со скоростью 130 км/ч. Несмотря на это, скорость подъема аэропоезда оказалась недостаточной. Самолет едва достиг высоты 40 м.
Не дала положительного результата попытка увеличить скорость до 140 км/ч, так как при этом аэропоезд начинал снижаться с вертикальной скоростью 0.5 м/с. Кроме того, стала повышаться температура воды в системе охлаждения двигателей, что могло привести к их перегреву. В этих условиях Еремеев принял решение вывести аэропоезд в район близлежащего аэродрома Быково и отцепить планер. Анохину, благодаря своему профессиональному мастерству, удалось успешно совершить посадку. Приземлившись, он запустил мотор танка и, не сбрасывая крыльев, медленно двинулся к командному пункту аэродрома. Не будучи предупрежденным о вынужденной посадке необычного аппарата, руководитель полетов аэродрома по боевой тревоге поднял расчет зенитной батареи. Когда летчик-испытатель вылез из машины, его задержали красноармейцы. Инцидент был исчерпан с прибытием аварийно-спасательной команды Летно-Испытательного Института (ЛИИ). Танк своим ходом доставили в поселок Стаханово (ныне город Жуковский) к аэродрому ЛИИ.
Испытания показали, что для подъема планера на требуемую высоту необходим более мощный самолет. Таким самолетом мог быть только стратегический бомбардировщик Пе-8, который в годы войны использовался для глубинных воздушных рейдов, в частности для бомбардировок Берлина. Таких самолетов было построено только около 80 единиц, так что рассчитывать на их использование в качестве буксировщика планера "КТ" было нереально. Поэтому дальнейшие работы по проекту были прекращены.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

13

Танки блицкрига

М. Барятинский
(Моделист-Конструктор № 3 за 1993 г.)
Материал предоставлен: Анатолий Сорокин

Блицкриг - это похожее на выстрел слово известно, наверное, всем. Оно обычно ассоциируется с жарким летом 1941 года, с трагическим началом Великой Отечественной войны. Однако вторая половина 1941 года - это уже закат блицкрига, его последний аккорд. Его начало - это сентябрь 1939 года в Польше, апогей - май-июнь 1940 года во Франции. Именно об этом периоде и о тех танках, которые обеспечили феноменальный успех вермахта в этих кампаниях, пойдет речь в этой статье.
Сразу нужно оговориться, что принятое в советской печати обозначение немецких танков буквой "Т" в корне неверно. Буквенные индексы, как правило, не переводятся. Поэтому в этой, да и в последующих статьях о германской бронетанковой технике немецкие танки будут обозначаться так, как это принято во всем мире, - Pz Kpfw (Panzerkampfwagen - бронированная боевая машина) или для краткости Pz (Panzer - танк). Подобное сокращение принято и в самой Германии.
Как известно, положения Версальского договора запрещали Германии производить танки и иметь в составе армии танковые части. Но нет такого договора, который нельзя было бы обойти, тем более при тогдашних способах контроля. Уже в 20-х годах в Германии разрабатывается и строится ряд опытных конструкций, известных как "малый трактор" и "большой трактор".
Обычно работы по созданию первых массовых германских танков Pz Kpfw I и Pz Kpfw II связывают с приходом к власти нацистов. Это не совсем верно. Еще в 1931 году инспектор автомобильных войск рейхсвера генерал-майор Освальд Луц выдвинул проект формирования крупных танковых соединений, оценив при этом достигнутые к тому времени результаты по постройке танков в Германии как неудовлетворительные. Находясь под сильным влиянием начальника своего штаба подполковника Гейнца Гудериана, он отдал указание приступить к разработке проекта танка массой 5000 кг для использования его в учебных целях (единственная поблажка Версальского договора). До сих пор для этого в войсках применялись деревянные макеты танков, смонтированные на легковых автомобилях.
Заказ поступил на четыре фирмы: Daimler-Benz, Rheinmetall-Borsig, Maschinenfabrik Augsburg-Nurnberg (MAN) и Krupp. Последняя уже располагала готовым проектом "малого трактора" LKA, разработанного инженерами Хогельлохом и Вольфертом. В целях дезинформации танк получил название LaS (Landwirtschaftlicher Schlepper - сельскохозяйственный тягач). Первый прототип был готов в июле 1932 года. Летом следующего года пять первых шасси LaS прошли испытания на Куммерсдорфском полигоне. По их результатам в конструкцию машины были внесены некоторые изменения. Первые 15 серийных танков, получивших индекс 1 LaS Krupp, были готовы к концу апреля 1934 года.
Они поступили на вооружение Kraftlehrkommando Zossen (Учебная команда автомобильных войск в Цоссене). Вскоре команду преобразовали в 1-й танковый полк. На базе аналогичной части в Ордурфе был сформирован 2-й танковый полк. В 1935 году, после отказа Гитлера соблюдать условия Версальского договора, о формировании танковых частей было объявлено уже официально. Вскоре танк 1 LaS Krupp сменил название на Pz Kpfw I Ausf A (Ausfuhrung - модель, тип). Наряду с этим была принята и сквозная система обозначений для всех подвижных средств вермахта: Kraftfahrzeuge Nummersystem der Wermacht. По этой системе танк Pz I и его последующие модификации имели номера от Sd Kfz 101 до Sd Kfz 120 (Sd Kfz - Sonderkraftfahrzeug - машина особого назначения, спецмашина), а командирский вариант - Sd Kfz 265.
Боевая масса Pz I Ausf A составляла 5.4 т, экипаж 2 чел.; четырехцилиндровый карбюраторный двигатель Krupp М305 мощностью 57 л.с. позволял танку двигаться с максимальной скоростью до 57 км/ч. Вооружение состояло из двух 7.92-мм пулеметов Dreyse MG-13.
В целом же танк Pz I отличался от танкеток наличием вращающейся башни и несколько большей толщиной броневых листов (6-13 мм), не превышавшей у последних 10 мм.
С 1936 года началось производство танка Pz I Ausf В, главным отличием которого была установка шестицилиндрового двигателя Maybach NLЗ8ТR мощностью 100 л. с. Пулеметы MG-13 заменили новыми - MG-34, внесли изменения и в ходовую часть. В результате масса танка выросла до 6 т и его подвижность существенно не возросла. Танки Pz I обеих версий послужили базой для командирского танка, САУ с 47-мм чешской противотанковой пушкой, тягачей и других специальных машин. В последующем делались попытки создания новых конструкций в развитие линии Pz I. Но дальше выпуска установочных партий (46 танков Pz I Ausf С и 30 Ausf F) дело не пошло.
С самого начала было ясно, что даже для временного вооружения танковых частей (в ожидании более мощных боевых машин) танков Pz I недостаточно. Поэтому уже в конце 1934 года были разработаны тактико-технические требования к танку массой 10 т, вооруженному 20-мм пушкой. По уже упомянутым причинам танк получил обозначение LaS 100 и также, как Pz I, предназначался для учебных целей. Прототипы LaS 100 на конкурсных началах разрабатывались тремя фирмами: Krupp, Henschel и MAN. Весной 1935 года фирма Krupp представила комиссии танк LKA-2 - версию танка LKA с увеличенной башней под 20-мм пушку. Henschel и MAN представили только шасси.
В результате для серийного производства было выбрано шасси MAN, броневой корпус для которого изготовила фирма Daimler-Benz. Генподрядчиками по серийному выпуску должны были стать фирмы MAN, Daimler-Benz, Fahrzeug und Motorenwerke GmbH (FAMO), Wegmann и Muhlenbau und Industrie AG (MIAG). К концу года изготовили первые 10 танков, оснащенных бензиновыми двигателями Мауbach НL57ТR мощностью 130 л. с. Скорость движения достигала 40 км/ч, запас хода - 210 км. Толщина брони колебалась в пределах от 5 до 14.5 мм. Вооружение состояло из 20-мм пушки KwK 30 (KwK -Kampfwagenkannone - танковая пушка) и пулемета MG-34. По уже упомянутой системе обозначения боевых машин танк LaS 100 получил индекс Sd Kfz 121. Первые же серийные танки были обозначены Pz Kpfw II Ausf. а1, следующие 15 машин - Ausf а2. Танков версии Ausf а3 было выпущено 75 штук. Все эти варианты незначительно отличались друг от друга. На а1 и а3, например, отсутствовали резиновые бандажи поддерживающих катков. Немногим отличались от предыдущих и 25 танков Ausf b. Самым крупным отличием стала установка нового двигателя - Maybach HL62ТR.
Испытания всех этих танков выявили существенные недостатки в конструкции ходовой части. Поэтому в 1937 году был сконструирован совершенно новый тип шасси. Впервые его применили на 200 танках Pz II Ausf c. Ходовая часть состояла из пяти опорных катков среднего диаметра, подвешенных на полуэллиптических рессорах. Число поддерживающих катков возросло до четырех. Новая ходовая часть повысила плавность хода по местности и скорость движения по шоссе и оставалась неизменной во всех последующих модификациях (кроме вариантов D и Е, речь о которых пойдет ниже). Масса танка возросла до 8.9 т.
В 1937 году на заводе фирмы Henschel в Касселе началось серийное производство наиболее массовых вариантов Pz II Ausf. A, B и C. Месячный выпуск составлял 20 машин. В марте 1938 года на этом заводе производство было завершено и началось на заводе Altmarkische Kettenfabrik GmbH (Alkett) в Берлине, с темпом 30 танков в месяц.
В танках Ausf A были введены синхронизированная коробка передач, двигатель Maybach НL62ТRМ мощностью 140 л. с., новый тип смотровой щели у механика-водителя. Модификация В имела изменения. носившие в основном технологический характер и упрощавшие серийное производство. Pz II Ausf. C получил улучшенную систему охлаждения двигателя и бронестекла в смотровых приборах толщиной 50 мм (у A и B - 12 мм).
Боевое крещение танки Pz I A и В и Pz. II моделей b и A приняли во время гражданской войны в Испании, в составе 88-го танкового батальона Легиона Кондор. И те и другие не имели почти никаких шансов на успех при встречах с республиканскими Т-26 и БТ-5. Слишком слабым было их вооружение и бронирование. Попытка установить на Pz I 20-мм пушку успехом не увенчалась, других попыток модернизировать этот танк не предпринималось. Через некоторое время Pz I были переданы испанцам и в составе 1-гo и 2-гo танковых батальонов эксплуатировались до середины 40-х годов. Что касается Pz II, то радикальное усиление вооружения тоже было невозможно из-за малых размеров башни. Боевые возможности Pz II можно было улучшить только путем увеличения толщины брони. В танках Pz II Ausf. с, A, B и C были усилены части бронекорпуса, наиболее подверженные вражескому огню. Лоб башни усиливался бронелистами толщиной 14.5 и 10 мм, лоб корпуса - 10 мм. Изменилась и конфигурация всей носовой части корпуса. Вместо одного гнутого листа установили два, соединенных под углом 70 градусов. Один имел толщину 14.5 мм, другой - 10 мм. На некоторых танках вместо двустворчатого люка на башне была установлена башенка. Все эти изменения вносились в ходе ремонта и потому присутствовали не на всех танках. Случалось, что в одном подразделении имелись и модернизированные и не модернизированные машины.
Производство Pz I Ausf C было прекращено весной 1940 года, причем "под занавес" оно не превышало 7 - 9 штук в месяц. Однако недостаточное количество легких танков 35(t) и 38(t) и средних Pz III и Pz IV в танковых дивизиях вермахта послужило причиной принятия 17 ноября 1939 года решения о выпуске модифицированной серии танков Pz II Ausf F.
Танки этой серии получили корпус новой конструкции, имевший вертикальную лобовую плиту во всю его ширину. В правой ее части устанавливался макет смотрового прибора водителя, в то время как настоящий прибор был слева. Новой формы крышки смотровых окон в маске пушки усилили бронезащиту танка. На некоторых машинах устанавливалась 20-мм пушка KwK 38.
Первоначально производство Ausf F было очень медленным. В июне 1940 года удалось выпустить только три танка, в июле - два, в августе - декабре - четыре! Производство набрало темп только в 1941 году, когда годовой выпуск составил 233 танка этой марки. В следующем году заводские цеха покинул еще 291 Pz IIF. Танки этой версии выпускались заводом FAMO в Бреслау (Вроцлав), на заводе Vereinigten Maschinenwerken в оккупированной Варшаве, заводами MAN и Daimler-Benz.
Несколько особняком в семействе машин Pz II стоят танки моделей D и Е. В 1938 году фирма Daimler-Benz разработала проект так называемого "быстрого танка", предназначенного для танковых батальонов легких дивизий. От танка Pz II Ausf c была заимствована только башня, корпус и ходовая часть разрабатывались заново. Последняя имела опорные катки большого диаметра (по 4 на сторону), новые ленивец и звездочку. Корпус сильно напоминал Pz III. Экипаж состоял из 3 человек. Масса машины достигла 10 т. Двигатель Maybach НL62ТRМ позволял развивать максимальную скорость по шоссе до 55 км/ч. Коробка передач имела 7 скоростей вперед и 3 назад. Толщина брони колебалась от 14.5 до 30 мм. В 1938-1939 годах заводы Daimler-Benz и MAN выпус-тили 143 танка обеих версий и около 150 шасси. Танки модели Е отличались от D усиленной подвеской, новой гусеницей и измененным типом ленивца.
К началу второй мировой войны танки Pz I и Pz II были самыми массовыми танками вермахта. На 1 сентября 1939 года в германской армии насчитывалось немногим более 3 тыс. танков. Из них 1445 Pz I и 1223 Pz II. Броня этих танков без усилий пробивалась снарядами 37-мм противотанковых и 75-мм полевых пушек польской армии. При прорыве позиций Волынской бригады кавалерии под Мокра, например, 35-й танковый полк 4-й танковой дивизии вермахта потерял 11 Pz I, 1-я танковая дивизия оставила там 8 Pz II. Против Pz I поляки успешно применяли даже танкетки. Пулеметный обстрел бронебойными пулями двигателя и бензобаков давал неплохие результаты. При встречах же с танками 7ТР "единичке" и "двойке" и вовсе приходилось туго. 5 сентября, во время контрудара польских войск под Пётркув-Трыбунальским, один танк 7TР, например, уничтожил 5 Pz I.
В дальнейшем танки обоих типов участвовали во всех операциях вермахта первого периода второй мировой войны.
На 1 мая 1940 года, накануне начала наступления на Западном фронте, в танковых и легких дивизиях вермахта имелось 523 боеготовых Pz I и 955 Pz II, что составляло около 60% матчасти германских танковых войск. Несмотря на то, что во время французской кампании танковые бои носили эпизодический характер. потери немцев были весьма существенны: 182 Pz I и 240 Pz II.
Летом 1940 года 52 Pz II были переоборудованы в плавающие. Предполагалось, что они вместе с подготовленными для движения под водой Pz III и Pz IV примут участие в операции "Seelowe" ("Морской лев") - высадке на побережье Англии. Высадка не состоялась, и плавающие "двойки" одними из первых форсировали Западный Буг летом 1941 года.
В 5-й легкой дивизии Африканского корпуса имепось 25 Pz I и 45 Pz II, главным образом модели С. В начале 1941 года прибыла еще одна крупная партия Pz II Ausf F (TP) - в тропическом исполнении. Поставку в Африку танков Pz II можно объяснить, пожалуй, только их малой массой и габаритами по сравнению со средними танками, позволяющими перебросить морем большее их количество. Немцы не могли не отдавать себе отчет, что против "матильд" c их 80-мм броней "двойки" были бессильны и лишь их высокая скорость помогала им выйти из-под обстрела. Впрочем, несмотря ни на что, Pz II Ausf F использовались в Африканской пустыне - вплоть до 1943 годa.
В день начала конца блицкрига - 22 июня 1941 года - вермахт выставил против Красной Армии 3582 танка, из них 410 Pz I и 746 Pz II. Они могли вести бой на равных с советскими легкими танками типов Т-37, Т-38 и Т-40. На близких дистанциях Pz II был грозен и для Т-26 с БТ-7. 45-мм пушки последних могли поражать легкие немецкие машины со значительно больших расстояний.
До конца 1941 года на Восточном фронте были потеряны практически все задействованные Pz I и свыше 400 Pz II. Если последние еще спорадически применялись на фронте в 1942 и даже 1943 году в качестве разведывательных, то первые, начиная с 1941 года, вообще исчезли из боевых частей. Главным же уделом и тех и других стала противопартизанская борьба. На март 1945 года вермахт еще располагал 15 Pz II в полевых войсках и 130 в армии резерва.
Созданные в начале 30-х годов в первую очередь для учебных целей, легкие немецкие танки Pz I и Pz II к 1939 году безнадежно устарели. Модернизация могла лишь несколько отсрочить их уход "со сцены". Вместе с тем эти быстроходные и маневренные машины полностью соответствовали самой идее блицкрига - "молниеносной" войны. Именно высокая динамичность и передовая тактика позволили немецким танковым войскам, наполовину и даже более состоящим из легких танков, добиваться быстрого успеха в кампаниях 1939-1941 годов. Не превосходя (кроме кампании в Польше и на Балканах) противника по количеству и качеству боевых машин, они переигрывали его тактически. В России наступил закономерный финал.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

14

Тяжелый танк "Pz.Kpfw V Пантера"

М. Барятинский
(М. Барятинский. Тяжелый танк "Пантера". Бронеколлекция 2.97)

Пантера" - безусловно один из наиболее известных тяжелых танков, принимавших участие во второй мировой войне. Катализатором создания этой непредусмотренной в системе танкового вооружения вермахта боевой машины стал советский средний танк Т-34. Его появление на Восточном фронте заставило Министерство вооружения Германии приостановить работы, которые с 1937 года вела фирма Непschel над перспективным танком 30-тонного класса. 18 июля 1941 года фирма Rheinmetall получила заказ на разработку 75-мм длинноствольной пушки, способной пробивать 140-мм броню на дистанции 1000 м. 25 ноября фирмам Daimler-Benz и MAN был, в свою очередь, выдан заказ на 35-тонный танк. Тактико-технические требования к новой боевой машине определили следующие: ширина до 3150 мм, высота- 2990 мм, двигатель мощностью 650-700 л.с., броневая защита- 40 мм, максимальная скорость движения - 55 км/ч. Задание получило условное название - "Пантера".
Танк, спроектированный фирмой Daimler-Benz, внешне сильно напоминал Т-34, но тем не менее понравился Гитлеру. С советской машины была полностью скопирована компоновка с задним расположением моторно-трансмиссионно-го отделения и ведущих колес. Восемь опорных катков большого диаметра располагались в шахматном порядке, блокировались по два и имели листовые рессоры в качестве упругого элемента подвески. Предполагалось использовать на танке дизельный двигатель Daimler-Benz MB 507. В начале февраля 1942 года началась постройка прототипа - VK 3002(DB), а четыре недели спустя Гитлер приказал министру вооружения Шпееру выдать фирме заказ на первые 200 машин. Впрочем, точка зрения фюрера не нашла понимания и поддержки в министерстве вооружения, эксперты которого не без оснований считали, что во фронтовых условиях внешнее сходство с Т-34 могло послужить причиной обстрела танка своей же артиллерией. Проект фирмы MAN, имевший традиционную немецкую компоновку с передним расположением трансмиссии и ведущих колес, казался им более предпочтительным, хотя и был значительно сложнее. Эти разногласия привели к формированию так называемой "Пантер-комиссии".
13 мая 1942 года Гитлеру доложили заключение экспертов по обоим проектам; предпочтение при этом однозначно отдавалось танку фирмы MAN. Фюрер был вынужден согласиться с мнением специалистов, но тут же выдвинул свои условия: первую машину нужно изготовить в июле, а две следующие - в августе 1942 года. Цена одного танка без вооружения составила 117 тысяч рейхсмарок (для сравнения PzIII стоил 96 163, а "Тигр"-250 800 марок).
Конструкторами PzKpfw V (название "Пантера", без упоминания армейского индекса ввели по приказу фюрера только с 27 февраля 1944 года) были главный инженер танкового отдела фирмы MAN П.Вибикке и инженер Г.Книпкамп из управления усовершенствования и испытания вооружения.
Первые два танка V1 и V2 (V - Versuch - опыт), отличавшиеся друг от друга незначительными деталями, изготовили к сентябрю 1942 года. 3 ноября одну из машин, с макетом вместо настоящей башни, продемонстрировали Шпееру на учебном полигоне в Бад Берка. В ходе испытаний выявились существенные недостатки в ходовой части. На их устранение требовалось время, а это задерживало начало серийного производства. Заказом же предусматривалось изготовить 250 танков в довольно сжатые сроки - к 12 мая 1943 года. К тому же поступило неожиданное распоряжение Гитлера вооружить "Пантеру" 75-мм пушкой с длиной ствола в 100 калибров. К счастью (для немцев, разумеется), эта пушка еще не была готова и серийному производству танка указание фюрера сильно не помешало.
 
Первая серийная "Пантера" покинула заводской цех фирмы MAN 11 января 1943 года. Танки "нулевой" серии (20 единиц) получили обозначение Ausf А. Они не имели ничего общего с одноименными машинами, выпускавшимися с сентября 1943 года. Характерной особенностью первых серийных "пантер" была командирская башенка с выступом на левом борту башни и однокамерный дульный тормоз пушки. Танки оснащались двигателями Maybach HL210P45 и имели лобовую броню толщиной 60 мм. Их использовали только в тылу для подготовки экипажей. С февраля 1943 года обозначение машин этой серии изменилось на Ausf D1.
До сих пор нельзя сказать точно, почему первая крупносерийная модификация "Пантеры" получила обозначение D. Возможно, буквы В и С зарезервировали для других вариантов.
Танки PzKpfw V Ausf D (у этой и последующих модификаций индекс по сквозной системе обозначений боевых машин вермахта был одинаковым - SdKfz171) незначительно отличались от прототипов и машин "нулевой" серии. Изменения затронули в основном командирскую башенку и дульный тормоз пушки - они приобрели более привычный "пантеровский" вид. Толщина лобовой брони возросла до 80 мм. На танках установили и новую коробку передач типа АК 7-200.
Следует отметить, что на машинах выпуска первой половины 1943 года командирская башенка была аналогична башенке "Тигра", позже ее заменили на новую, с семью перископическими приборами наблюдения по периметру и специальным кольцом для установки зенитного пулемета MG 34.
По бортам башни крепились мортирки NbK 39 для запуска дымовых гранат калибра 90 мм.
Броня танков, выпущенных во втором полугодии, покрывалась "циммеритом", кроме того, они оснащались фальшбортами, изготовленными из 5-мм броневых листов.
К характерным особенностям машин серии D (официально D2) относится отсутствие шаровой установки курсового пулемета (он размещался внутри танка и только для стрельбы вставлялся в узкую вертикальную щель, закрывавшуюся откидной крышкой), а также наличие в левом борту башни круглого лючка для выброса стреляных гильз и бойниц для стрельбы из личного оружия в бортах и корме башни.
Как уже упоминалось, первую партию "пантер" планировалось изготовить к 12 мая 1943 года - дату выбрали не случайно, 15 мая должно было начаться немецкое наступление под Курском - операция "Цитадель". Однако в течение февраля и марта большую часть из 77 изготовленных танков военные не приняли, в апреле же вообще не приняли ни одного. В связи с этим сроки наступления перенесли на конец июня. К концу мая вермахт получил долгожданные 324 "пантеры", что позволило укомплектовать ими 10-ю танковую бригаду. Но возникшие проблемы с освоением танкистами сложного бинокулярного прицела TZF 12 и желание ввести в строй еще 98 танков, выпущенных в июне, заставили передвинуть дату начала наступления с 25 июня на 5 июля. Так трудности с производством и освоением в войсках первых "пантер" повлияли на сроки летнего наступления на Восточном фронте в 1943 году.
Для восполнения потерь, понесенных в боях под Курском, начиная с августа был установлен ежемесячный производственный план - 250 "пантер". Однако в августе изготовили только 120 танков - в результате бомбежек союзной авиации оказались сильно разрушенными заводы фирмы MAN в Нюрнберге и DaimIer-Benz в Берлине. Не удалось выполнить план и в сентябре (197 машин), и лишь в октябре заводские цехи покинули 257 танков!
С сентября 1943 года начался выпуск следующей модификации "Пантеры" - Ausf А. Изменений внесли не много: появилась шаровая установка курсового пулемета в лобовом листе корпуса; ликвидировали лючок для выброса стреляных гильз и бойницы для стрельбы из личного оружия в бортах башни; вместо двух фар стали устанавливать только одну - на левом крыле. Бинокулярный прицел заменили монокулярным TZF 12а. Угол возвышения танковой пушки уменьшился с 20° (у Ausf D) до 18°.
Модификацию Ausf G - самую массовую из трех (изготовлено 3740 танков) - запустили в серийное производство в марте 1944 года. Бортовые листы корпуса получили угол наклона в 61 ° (у D и А - 50°), толщина бортовой брони возросла до 50 мм, а лобовой брони башни - до 110 мм, из лобового листа корпуса был удален люк-пробка механика-водителя. Посадочные люки пулеметчика и механика-водителя приобрели другую форму. Часть танков получила маску пушки со своеобразной "юбкой" в нижней части, делавшей невозможной заклинивание башни при попадании вражеского снаряда. На три выстрела увеличился боекомплект пушки, были внесены изменения в конструкцию вентиляторов, жалюзи двигателя, выхлопных патрубков и т.д. Танки серии G планировалось оснастить опорными катками без резиновых бандажей, но полное отсутствие фотографий боевых машин с такой ходовой частью дает основания предположить, что этот проект остался на бумаге. Машину с необрезиненными катками в опытном порядке построила фирма MAN в сентябре 1944 года. Некоторые серийные "пантеры" имели одиночные необрезиненные катки на последней оси.
Проводились эксперименты по использованию на "Пантере" различных двигателей: MAN/Argus LD 220 с воздушным охлаждением и мощностью 700 л.с. (515 кВт), авиационного звездообразного BMW 132D мощностью 650 л.с. (478 кВт), дизельного Daimler-Benz MB 507 мощностью 850 л.с. (625 кВт).
Испытывались и новые варианты трансмиссий - гидростатическая и гидродинамическая, оборудование подводного вождения и опорные катки с внутренней амортизацией. Однако применения на серийных машинах все эти новшества не нашли. Остался нереализованным и огнеметный вариант "Пантеры".
После прекращения работ над разведывательным танком VK 1602 "Леопард" фирмы Krupp и Rheinmetall приступили к проектированию варианта "Пантеры" того же назначения. Предполагалось оснастить машину новой башней с 50-мм пушкой KwK 39 L/60. Этот проект не приняли, так как вооружение его было признано недостаточным, а в разведывательных целях использовались линейные танки.
Применение союзниками по антигитлеровской коалиции во все возрастающих объемах авиации для борьбы с немецкими танками (особенно после открытия второго фронта в Европе) свело возможность передвижения танковых частей днем практически к нулю. Остро встал вопрос об оснащении танков приборами ночного видения, работа над которыми велась фирмой AEG с 1936 года. На командирской башенке "Пантеры" был смонтирован инфракрасный прожектор-осветитель мощностью 200 Вт и прибор наблюдения, который позволял вести наблюдение за местностью на дистанции 200 м. При этом водитель такого прибора не имел и вел машину, руководствуясь указаниями командира. Чтобы вести огонь ночью, требовался более мощный осветитель. Для этой цели на полугусеничном бронетранспортере SdKfz 250/20 был установлен инфракрасный прожектор Uhu мощностью 6 кВт, обеспечивающий работу прибора ночного видения на дистанции в 700 м. Испытания его прошли удачно, и фирма Leitz-Wetzlar изготовила 800 комплектов оптики для ночных приборов. В ноябре 1944 года панцерваффе получили 63 "пантеры", оснащенные первыми в мире серийными пассивными приборами ночного видения. Фирмой Zeiss-Jena разрабатывался еще более мощный прибор, позволявший "видеть" на расстоянии 4 км, однако из-за больших размеров осветителя - диаметр 600 мм - применения на танке "Пантера" он не нашел.
В 1943 году началось проектирование очередной модификации "Пантеры" - Ausf F, которая существенно отличалась от предшествующих моделей. Важнейшим нововведением стала башня, получившая название Schmalturm ("узкая" или "тесная башня"), которая была меньше стандартной и имела другую конструкцию.
В течение 1944 года изготавливалось и испытывалось несколько прототипов. Проектирование закончилось лишь в январе 1945 года.
В итоге толщина брони башни составляла: лоб - 100 мм, борт и корма - 50, крыша - 30. В лобовом листе все еще сохранялась амбразура для телескопического прицела TZF 13. В окончательном варианте лобовая броня увеличилась до 120 мм, бортовая - до 60, а броня крыши - до 40. Устанавливался новый стабилизированный перископический прицел TZF 1 и стереоскопический дальномер фирмы Zeiss. Дальномер с базой 1320 мм и 15-кратным увеличением располагался в передней части башни, по бортам которой имелись броневые колпаки для его окуляров. Предусматривалась и установка прибора ночного видения FG 1250.
Маска пушки типа Saukopfblende ("свиное рыло") толщиной 120 мм была подобна примененной на танке "Тигр II".
 
Новшества не обошли и вооружение танка. И если пушка осталась прежней и была лишь модернизирована на заводах Skoda - она лишилась дульного тормоза и получила индекс KwK 44/1, то башенный пулемет MG 34 заменили на MG 42. Вместо курсового пулемета устанавливался автомат МР 44. Монтаж вооружения в башне осуществлялся на заводах Krupp и Skoda.
Изменения затронули не только башню, но и корпус. Толщину крыши увеличили с 17 до 25 мм, изменили люки водителя и стрелка-радиста.
Испытывались и два новых двигателя: Deutz T8M118 мощностью 700 л.с. (515 кВт) и Maybach HL 234 с непосредственным впрыском топлива и мощностью 850 л.с. (625 кВт).
До конца войны не появилось ни одного прототипа в законченном виде, хотя серийное производство планировалось начать в июне 1945-го. В начале года фирма Daimler-Benz собрала шасси, на котором установили стандартную башню от Ausf G. В свою очередь, "тесную башню" установили на шасси Ausf G и испытывали в Куммерсдорфе. Всего для "Пантеры" Ausf F изготовили 8 корпусов и 2 башни.
В феврале 1943 года были разработаны тактико-технические требования к танку "Пантера II", предполагавшие высокую степень унификации танков "Тигр II" и "Пантера". Осуществить это оказалось достаточно просто, так как на заводах Henschel производились машины обоих типов.
На "Пантере II" предполагалось использовать "тесную башню" и новый корпус. Его лобовая броня достигала 100, бортовая - 60, а кормовая - 40 мм. Вооружение - 88-мм пушка KwK 43 L/71. Поскольку в этом случае масса танка превысила 50 т, встал вопрос о новой силовой установке. В качестве вариантов рассматривались двигатели Maybach HL 234, Simmering Sla 16 (720 л.с.) и MAN/Argus LD 220 (700 л.с.). В 1945 году для "Пантеры II" началось проектирование новой башни со 150-мм лобовой броней.
Ни один из двух прототипов не был достроен. До более или менее высокой степени готовности довели одно шасси, установив на него башню от Ausf G. Интересно отметить, что параллельно с проектированием "Пантеры II" велась разработка танка Е-50, призванного ее заменить.
В процессе работ над Ausf F и "Пантерой II" фирма Krupp дважды предлагала варианты перевооружения обычной "Пантеры" пушкой KwK 43 L/71 калибра 88 мм, но безрезультатно. Остался на бумаге и проект оснащения "Пантеры" 100-калиберной 75-мм пушкой с начальной скоростью снаряда 1250 м/с.
Наряду с созданием новых вариантов линейного танка на базе "Пантеры" выпускалось и несколько машин специального назначения. Первой из них стала бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ) Bergepanzer V или Bergepanther (SdKfz 179). И не случайно: новые танки поступали в войска, а средств для их эвакуации с поля боя практически не было. Существовавшая техника оказалась слишком слабой -для буксировки танка "Тигр", например, приходилось "запрягать" два 18-тонных тягача Famo.
Заказ на БРЭМ выдали 7 мая 1943 года, а уже месяц спустя фирма MAN начала выпуск шасси Ausf D, предназначенных для нее. Первая партия БРЭМ (46 машин) не имела крана и лебедки, но уже очень скоро на заводе Henschel в Касселе были разработаны и изготовлены кран и лебедка с тяговым усилием 40 т и длиной троса 150 м. Отбор мощности производился от двигателя танка, в кормовой части которого имелись два откидных упо-ра-сошника, предназначенных для удержания машины на месте при работе лебедки. Во время буксировки последняя блокировалась. Башню заменили на грузовую платформу для перевозки запасных частей или демонтированных агрегатов.
БРЭМ, выпущенные на шасси Ausf А и Ausf G, имели увеличенные топливные баки. На верхнем лобовом листе корпуса устанавливался кронштейн для 20-мм пушки KwK 38, прикрытой щитом толщиной 10-15 мм.
"БРЭМ-пантеры" первоначально оснащались кранами грузоподъемностью 1500 кг, а затем 6000 кг. Их использовали, главным образом, для демонтажа двигателей.
В передней части БРЭМ имели два упора с вкладками из твердого дерева-для толкания более узких машин.
1 марта 1944 года на полигоне Бад Берка Bergepanther была продемонстрирована генеральному инспектору танковых войск генерал-полковнику Г.Гудериану. 7 апреля Гитлер отдал приказание об ежемесячном производстве 20 машин. Впрочем, реальный выпуск составил в апреле 13 машин, в мае - 18, в июне - 20, а в июле-только 10. Всего же заводские цехи покинули 347 Bergepanther (в зарубежной литературе встречается и другая цифра - 297).
Еще одной массовой машиной специального назначения стал командирский танк Panzerbefehlswagen Panther (SdKfz 267 и 268). Уже в 1943 году появились командирские машины на базе стандартных танков Ausf D, оборудованные дополнительными радиостанциями. Существовали два варианта: SdKfz 267 с радиостанциями Fu 5 и Fu 7 - для связи в звене "рота - батальон" и SdKfz 268, оснащенный радиостанциями Fu 5 и Fu 8 и обеспечивавший связь в звене "полк - дивизия".
Дополнительные радиостанции Fu 7 и Fu 8 размещались в корпусе, а штатная Fu 5 - в правой части башни. Экипаж танка состоял из водителя, "офицера связи", который одновременно являлся пулеметчиком, командира и двух радистов (один из них помимо этого выполнял функции наводчика, другой - заряжающего). Боекомплект был уменьшен и составлял для командирских машин на базе Ausf D и А 64 выстрела, а на базе Ausf G - 70.
Радиостанция Fu 7 обеспечивала связь телефоном на дальность 12,8 км, а телеграфом- 16 км. Радиостанция Fu 8 имела дальность связи 80 км при работе телеграфом. Оба командирских танка легко отличались от линейных по антеннам. Так, SdKfz 267, например, имел две простые штыревые антенны и одну с характерной "метелкой". Гнезда для их установки имели резиновые амортизаторы.
В командирские машины были переоборудованы 329 линейных "пантер".
Еще одной специальной версией "Пантеры" стал Panzerbeobachtungswagen V (SdKfz 172) - машина передовых артиллерийских наблюдателей, разработанная фирмами Rheinmetall и Anschutz. Настоящая пушка на ней отсутствовала, на ее месте устанавливался деревянный макет. Из вооружения в башне остался только пулемет MG 34. Экипаж состоял из 4 человек: командира, артиллерийского наблюдателя, радиста и механика-водителя. Танк оснащался дальномером, стереотрубой и другими многочисленными приборами наблюдения и в этом отношении представлял собой лучшую машину артиллерийских наблюдателей, сконструированную в ходе второй мировой войны. Предположительно изготовили только один опытный экземпляр (по другим данным все-таки серию из 41 машины).
Подобное расхождение в цифрах не редкость - до сих пор неизвестно даже точное количество выпущенных "пантер". Они производились на заводах четырех фирм: MAN, Daimler-Benz, MNH и Henschel - с 11 января 1943 года по 23 апреля 1945 года. За это время было изготовлено 5992 танка, но осталось невыясненным, передала ли фирма Henschel для сборки на заводе Demag шасси 50 "пантер" и собирались ли они там; если да, то общее число машин составляет 6042 единицы. Кстати, фирма Henschel выпускала "Пантеру" совсем недолго - до сентября 1943 года, MNH-до марта, Daimler-Benz -до апреля, a MAN- до конца апреля 1945 года, причем на долю последней пришлось их больше всех - 2048.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

15

Сверхтяжелые MAUS и E-100

По изданию Troika W. "Maus"
("Восточный фронт", 1996)
Материал предоставил Денис Туманов

Самый большой танк 2-й Мировой войны - немецкий сверхтяжелый танк Тип 205 носил скромное и неприметное название "Маус" ("мышь"), хотя масса этой "мышки" была равна массе четырех "Пантер" или трех "Тигров". Если сначала такую машину планировали использовать как танк прорыва хорошо укрепленных оборонительных полос, то в конце войны он рассматривался как очередное "чудо-оружие" способное остановить наступление танковых соединений Красной Армии.
"Отцом" этой гигантской машины можно по праву считать фюрера III Рейха Адольфа Гитлера, который в конце 1941 года приказал сконструировать и построить сверхтяжелый танк и задал его основные тактико-технические характеристики. 8 июля 1942 года состоялось совещание, касавшееся развития танковых войск, на котором присутствовали Гитлер, Альберт Шпеер и профессор Фердинанд Порше, которым фюрер поручил начать работы над танком, вооруженным пушкой калибра 128 или 150 мм. Еще один вариант, предложенный Гитлером, - штурмовое орудие с пушкой калибра 180 мм. Кроме мощного орудия, машина должна была получить хорошее бронирование: лобовая броня - 200 мм, борта - 180 мм, башня - 200 мм.
Порше, как обычно, без колебаний принял предложение Гитлера. Однако существовали серьезные экономические и сырьевые трудности, которые, без сомнения, должны были сильно задержать появление танка, поскольку как проектные работы, так и серийный выпуск танка в большой степени зависели от дефицитного сырья, стали и цветных металлов. Кроме того, среди танкистов было широко распространено мнение о том, что боевые качества такого гигантского танка будут неудовлетворительными. Но, не смотря на все это, работы над танком начались. 8 июня 1942 года было определено, что профессор Порше будет отвечать только за проектно-техническую сторону работ, а внедрением разработки в производство будет ведать Альберт Шпеер.
Первоначально на танк предполагали установить дизель, который, в отличие от карбюраторного двигателя, был более экономичен и, следовательно, не требовал дополнительных топливных баков. Кроме того, дизельное топливо было доступнее и дешевле, чем бензин, а дизельные двигатели были устойчивее к морозам, что было очень важно в условиях Восточного фронта. Однако Шпеер попросил Порше использовать на танке серийный авиационный карбюраторный двигатель Даймлер-Бенц, ведь применяя уже готовый двигатель можно было сэкономить время, необходимое для создания новой силовой установки. С самого начала Шпеер подробно оговорил конструктивные особенности нового танка, обозначенного как Тип 205 "Маус".
В состав конструкторского бюро, которое должно было начать работы над танком, вошло множество специалистов, в том числе:
• инженер Карл Рабе (Rabe) - начальник конструкторского бюро фирмы Порше;
• инженер Эрвин Комеда (Komeda) - конструктор корпуса;
• инженер Леопольд Шмидт (Schmidt) - конструктор ходовой части и гусениц;
• инженер Ульрих (Ulrich) - конструктор планетарной коробки передач;
• инженер Вальтер Шмидт - конструктор механических узлов;
• инженер Отто Цадник (Zadnik) - конструктор, электрооборудования (в сотрудничестве с фирмой Сименс (Берлин));
• инженер Карл Фролих (Frohlich) - начальник отделения коробки передач в КБ Порше;
• инженер Шлихтер (Schlichter) - ответственный за ходовые испытания танка;
• инженер Герберт Кес (Kaes) - ответственный за связь с фирмами-поставщиками вооружения и с полигоном в Кумерсдорфе;
• инженер Вилли Мюллер (Mueller) - представитель фирмы Порше в Берлине;
• Карл Генсбергер (Gensberger)- водитель-испытатель (именно он проводил испытания тяжелого танка VK 4501 - "Тигр" (Р)).
Профессор Порше вскоре пришел к выводу, что на новом танке лучше всего использовать комбинированную силовую установку, которую уже применяли на танке VK 4501 "Тигр" (Р). Данная силовая установка состояла из двигателя внутреннего сгорания, приводящего в движение генератор электрического тока. Генератор вырабатывал ток для электродвигателей, которые и вращали колеса. Хотя Гитлер и был против подобной схемы на "Тигре" (Р), но на новой машине такая схема была принята. На танке Тип 205 был использован один двигатель внутреннего сгорания и один, так называемый, спаренный генератор, в то время как на "Тигре" (Р) было установлено два ДВС и два генератора.
Главное управление вооружений сухопутных войск (Heereswaffenamt) для инспекции, проводимых работ, и контроля за сроками исполнения направило полковника Генеля (Haenel), который, впрочем, был полностью некомпетентен в вопросах конструирования столь больших танков и единственной его обязанностью было следить, чтобы работы были завершены к 5 мая 1943 года.
В конце ноября 1942 года Порше стало известно, что в ближайшее время фирма Даймлер-Бенц не сможет предоставить нового дизеля, предназначенного для танка Тип . 205. Единственным двигателем, который можно было использовать, был карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения типа Даймлер-Бенц МВ 509 (МВ 509 был вариантом авиационного DB603). Новая силовая установка потребовала изменений в конструкции корпуса и модификацию соединения с генератором электрического тока.
3 января 1943 года Гитлер потребовал от Порше отчета о состоянии работ над танком Тип 205. Во время их встречи Порше показал деревянный макет будущего танка, который вызвал живой интерес фюрера, хотя прежде Гитлер относился к этому проекту весьма спокойно.
12 января 1943 года Heereswaffenamt определил производителей и поставщиков узлов и агрегатов танка. Фирма Крупп АГ изготавливала корпус и башню, Даймлер-Бенц - двигатель внутреннего сгорания, Сименс-Шукерт - электродвигатели и генераторы, Шкода - ходовую часть, Альмеркише Кеттенфабрик - прочее оборудование. Кроме того, на фирме Алькетт должна была производиться окончательная сборка танка.
21 января 1943 года состоялись очередные переговоры Heereswaffenamt и Альмеркише Кеттенфабрик. Военные настаивали на ускорении работ, чтобы как можно скорее направить новый танк на Восточный фронт. Один из представителей WaPruef 6 (департамент бронетанковой техники) - инженер-полковник Книпкамп (Kniepkamp) поставил вопрос о маневренности танка, на что Фердинанд Порше ответил, что управлять танком Тип 205 будет не труднее, чем "Тигром" или "Пантерой".
2 февраля 1943 года профессор Порше был в Берлине, где он встретился с полковником Генелем, и последний сообщил, что танк Тип 205 кроме артиллерийского вооружения, должен быть оснащен огнеметом и запасом горючей смеси в 1000 литров. Несмотря на возражения главного конструктора, Heereswaffenamt настаивал на изменении вооружения.
Во время очередной встречи, состоявшейся 10 февраля 1943 года, все фирмы, участвующие в проекте высказались против установки на танк огнемета, поскольку это повлекло бы за собой увеличение массы танка на 4900 кг (до 179300 кг). В свою очередь увеличение массы танка потребовало бы изменения конструкции ходовой части. Первоначально предполагалось использовать на "Маусе" такую же подвеску, что и на "Тигре" (Р), а при возрастании массы конструкцию шасси пришлось бы изменить.
В конце февраля 1943 года в Техническом институте в Штутгарте были успешно проведены испытания силовой установки и системы охлаждения двигателя. Руководил испытаниями профессор Камм (Kamm).
6 апреля 1943 года министр вооружений Альберт Шпеер ознакомился с ходом работ над танком Тип 205 "Маус". К этому времени уже был готов полноразмерный деревянный макет танка. Порше получил указание разобрать макет и перевезти его к 10 апреля 1943 года в Берхтесгаден для демонстрации фюреру, однако, когда макет был уже разобран, перевозку отменили.
6 мая 1943 года макет был вновь разобран и вывезен в "Волчье логово" - штаб-квартиру фюрера в Растенбурге, где 14 мая он был продемонстрирован Гитлеру. Вождь 111 Рейха не упустил возможность "улучшить" танк и приказал вооружить его не 128-мм, а 150-мм пушкой. 8 июня 1943 года фирма Круппа получила заказ на изменение конструкции башни под более мощную пушку.
В ходе разработки отдельных узлов и агрегатов происходили постоянные задержки. Эти задержки объяснялись разобщенностью фирм, выпускающих узлы танка, их "вертикальной" подчинённостью и отсутствием "горизонтальных" связей между ними. Например, работы над электромагнитной коробкой передач были начаты только после личного обращения инженера Карла Рабе в Верховный штаб Вооруженных сил (Oberkommando der Heeres), а директор предприятия Zahnradfabrik в Фридрихсгафене инженер фон Видман (von Wiedman) ни за что не хотел начинать работ без прямого приказа "сверху".
С 16 июля испытания двигателя были начаты вновь, а в начале августа 1943 года было принято решение о постройке второго опытного образца, обозначенного как Тип 205/2. Серийные танки "Маус" должны были приводиться в движение дизелем Даймлер-Бенц МВ 517.
1 августа 1943 года на предприятии Альмеркише Кеттенфабрик Гм6Х была начата сборка первого прототипа, обозначенного как Тип 205/1. Сборка была начата с опозданием из-за того, что с поврежденных бомбардировками заводов Круппа вовремя не поступили необходимые узлы.
27 октября 1943 года состоялось совещание, посвященное определению сроков начала серийной постройки танка, но ни профессор Порше, ни Карл Рабе не смогли четко их определить. Во время совещания размер первой серии был определен в 152 танка.
24 декабря 1943 года состоялся первый пробный выезд танка Тип 205/1. К этому моменту башня еще не была готова, и вместо нее на танк установили груз, соответствующий массе башни. Пробная поездка состоялась без ведома Министерства вооружений. Другим серьезным нарушением было фотографирование танка, что тоже было строжайше запрещено. Прототип показал весьма неплохую маневренность, когда смог выехать из тесного для него монтажного зала. Управлял танком 205/1 Карл Генсберг. Один из механиков нарисовал краской на лобовой броне мышку и написал "MAUS", что было очень остроумно, принимая во внимание огромные размеры танка. По мнению людей, которым довелось управлять танком, "Маус" был легче в управлении, чем даже РzКрfw IV.
В начале 1944 года танк Тип 205/1 был направлен в Бёблинген (Boeblingen), где начались испытания ходовых качеств машины. Между 11 и 14 января опытный образец был погружен на специальную четырнадцатиосную платформу и перевезен из Берлина на полигон. Прибыв к станции назначения, "Маус" сполз с платформы по приставному пандусу и ночью (23:30) проехал около 5-ти километров до ангара в Гинденбург Кезерне, принадлежавшего 7-му запасному танковому батальону (7 Panzer Ersaz Abteiluпg). На следующий день были проведены испытания рулевого управления и пробные "пробежки" по полигону (всего около 2000 метров). Испытания показали, что танк, даже проваливаясь в грунт на 500 мм, сохраняет свои ходовые качества. Движение танка производилось на пониженных передачах, поскольку КПП была еще недостаточно доработана. Во время заднего хода выявился чрезмерный провис гусеницы. Для его устранения были внесены изменения в механизм натяжения гусеницы. Параллельно с испытаниями шел заключительный монтаж механизмов и приборов танка. 21 января 1944 года за испытаниями наблюдали представители экспериментального центра полковник Эссер (Esser) и майор Хоффман (Hoffman), а 31 января 1944 года полигон посетил сам Фердинанд Порше. Ход испытаний подробно документировался и снимался на кинопленку. 1 и 2 февраля были проведены осмотр и регулировка механизмов танка, а 3 февраля 1944 года в присутствии представителя WaPruef 6 инженера Шмидта (Schmidt) были проведены очередные ходовые испытания (около 2000 метров). Всего к 3 февраля 1944 года танк Тип 205/1 прошел около 16 километров. В период с 4 по 25 февраля был проведен очередной цикл испытаний: Перед этим с 2 по 6 февраля была полностью проверена система смазки узлов и агрегатов танка. 7 февраля прототип прошел около 20 км (причем 8 км на танке проехал сам профессор Порше), а на следующий день еще 22.4 км.
Следующий цикл испытаний состоялся между 25 февраля и 17 марта 1944 года в Бёблингене. 25 февраля 1944 года были проведены ходовые испытания по кругу диаметром 4000 метров. 1 марта танк двигался по кругу диаметром около 4100 метров. Во время этой поездки была проверена проходимость танка. "Маус" оказался способным преодолевать уклон до 25°. 9 марта 1944 года танк проехал еще 5200 метров. В это же время проводились испытания специальной передачи для движения по наклонной поверхности. На этот раз "Маус" смог двигаться по склону крутизной до 43°. 10 марта 1944 года на полигон в Бёблингене прибыл второй прототип 205/2. В этот день танк 205/1 прошел 8200 метров. Кроме этого танк 205/1 был использован для буксировки второго опытного образца, который прибыл в Бёблинген без двигателя и башни.
14 марта 1944 года прототип 205/1 преодолел водную преграду глубиной 1 м и склон крутизной 43°. В ноябре 1943 года была готова пушка 12.8 cm KwK 44 калибра 128 мм, предназначенная для танка "Маус". Позже обозначение пушки было изменено на 12.8 cm KwK 82. Испытания орудия проходили на полигоне в Меппене (Meppen). 6 июня 1944 года на прототипе 205/1 была установлена башня, а 3 октября 1944 года установлено вооружение и полностью укомплектованный "Маус" был испытан на полигоне в Кумерсдорфе.
Второй прототип 205/2 был почти готов к 10 марта 1944 года. Однако на танке еще не были установлены башня и двигатель. Лишь в октябре 1944 года на него установили дизель Даймлер-Бенц МВ 517. Сразу после монтажа двигателя танк был направлен в Кумерсдорф. Во время испытаний двигателя из-за неправильного соединения двигателя с генератором лопнул карданный вал. Ошибка в сборке узла была вызвана спешным ходом работ. В Кумерсдорфе испытывались оба прототипа, но достоверной информации об этих испытаниях нет. Неизвестно также, проводились ли опытные стрельбы.
В середине 1944 года на танк 205/2 были установлены экспериментальные опорные катки с отверстиями, при помощи которых хотели хоть как то снизить массу машины, однако, вскоре они были вновь заменены на цельнолитые.
В 1944 году, вероятно, был собран третий опытный образец танка "Маус".
В конце 1944 года Гитлер приказал прекратить все работы над сверхтяжелыми танками. Этот приказ касался как "Мауса" так и разрабатываемого параллельно танка того же класса Е-100. Огромная конструкторская и организационная работа пропала даром, хотя стоит признать, что при разработке танка было предложено много новаторских идей, однако непреодолимые сырьевые трудности 111 Рейха с самого начала сделали выпуск сверхтяжелых танков совсем нереальным. Стоит сказать, что как показала история развития послевоенного танкостроения, будущее было за средними и тяжелыми танками. Для такого монстра как "Маус" здесь места не нашлось.
Боевое применение
Весной 1945 года оба (или все три?) опытных образца Тип 205 находились в Кумерсдорфе. Все прототипы были подготовлены для уничтожения, если на полигон войдет Красная Армия. В последний момент пришел новый приказ, согласно которому: необходимо было использовать танки в обороне полигона, который был занят Красной Армией 21 апреля 1945 года. Полуразрушенный танк 205/2 был захвачен в районе железнодорожной станции в Кумерсдорфе. Неизвестно, был ли танк взорван экипажем или поврежден в бою. О том, как были использованы в обороне полигона остальные танки, никаких данных нет.
Танк "Маус" в музее в Кубинке
Во второй половине августа 1945 года специальная трофейная команда переправила два танка Тип 205 в частично разобранном состоянии из Кумерсдорфа в Штетин. Вероятнее всего это были 205/1 и 205/2. Позднее оба танка были перевезены паромом в Ленинград и дальше на танковый полигон в Кубинке.
Там из двух танков был "собран" один, который испытывался в 1951-1952 годах. Танк Тип 205 "Маус", экспонируемый в Кубинке, состоит из корпуса 205/1 и башни 205/2.
Силовая установка
У танка Тип 205 "Маус" была комбинированная силовая установка. Двигатель внутреннего сгорания вращал электрогенератор, который вырабатывал ток для приводящих танк в движение двух электродвигателей.
Двигатель Даймлер-Бенц МВ 509, двенадцатицилиндровый, четырехтактный, V-образный (угол развала цилиндров 60°), с впрыском топлива, жидкостного охлаждения. Мощность двигателя - 795 кВт/1080 л.с. Ход поршня - 180 мм, диаметр цилиндра - 162 мм, рабочий объем - 44540 см3. Степень сжатия в левом блоке цилиндров 1:5.9 (0.1), в правом - 1:6.1 (0.1). На каждом цилиндре было по два впускных и выпускных клапана. Очередность воспламенения топливо-воздушной смеси в цилиндрах: 1-11-2-9-4-7-6-8-510-3-12. Система зажигания Бош ZM С R 8 (9-4040Е), свечи зажигания - Бош DW 225 ЕТ 7 с антипомеховой системой UKW 9-4080 В. Стартер пригодился в действие двухтактным двигателем Ридель ALM Geraet NQ 9-7033 В.
Впрыск - Бош PZ 12 НР 120/22 (9-2200 В 1) с инжекторным соплом Бош (9-2122 D) и Лоранж (9-2261 С). На каждый цилиндр приходилось одно сопло. Топливный насос зубчатого типа Эрих Гретц ZD 1000 В (9-2134 В 2) имел рабочее давление от 1.3 до 1.8 кПа и производительность 500 литров в час.
На двигателе был установлен зубчатый масляный насос высокого давления Даймлер-Бенц Zahnradpumpe, который при температуре 750°С имел рабочее давление 2.8 кПа при 2300 об/мин и производительность 42 кг/мин. Главный масляный насос спаренный зубчатый Даймлер-Бенц производительностью 65 кг/мин при 2300 об/мин.
Другие вспомогательные узлы двигателя: вспомогательный масляный насос коробки передач и основной масляный насос коробки передач производительностью 45 кг/мин при 2300 об/мин. Система охлаждения была оснащена насосом вихревого типа Даймлер-Бенц производительностью 54 м3/час при 2300 об/мин. Дополнительный водный насос производительностью 18 м3/час при 2300 об/мин был предназначен для охлаждения выхлопной системы. Также на танке применялся гидравлический насос типа Тефес А 30055/7331.
Электрогененратор вырабатывал ток для двух электродвигателей мощностью по 400 кВт/544 л.с. каждый.
Трансмиссия и ходовая часть
Крутящий момент электродвигателей передавался на ось ведущего колеса через тормозную систему и понижающую передачу. У ведущего колеса было по две планетарных бортовых передачи. Кроме того, применялось сцепление, позволяющее отключить двигатель от оси ведущего колеса, например при внезапной блокировке гусеницы во время быстрого движения. Опорные катки были сгруппированы по двое в тележки. Тележки подвешивались на одном маятнике и снабжались специальной системой амортизации. С каждого борта было по шесть пар таких тележек. В состав ходовой части входили также направляющие колеса, которые могли изменять свое положение и таким образом осуществлять натяжение гусеницы.
Башня
Башня сваривалась из гетерогенных бронеплит. Боковые плиты были наклонены под углом 30°, а задняя плита - 15°. В башне размещалось вооружение танка, состоящее из орудия калибра 128 мм и спаренной с ним пушки калибра 75 мм. Обе пушки имели общую маску. Вертикальная наводка пушки осуществлялась при помощи механического устройства с ручным приводом. Один полный оборот маховика изменял угол возвышения на 1 °, а вообще он менялся от -7° до +23°. В одном блоке с пушками был и пулемет MG 34.
Башня вращалась на трех парах роликовых подшипников, а в горизонтальной плоскости башню поддерживали еще шесть пар так называемых башенных несущих подшипников. Был предусмотрен механизм, позволяющий опустить башню с подшипников, в этом случае стык башни и корпуса становился водонепроницаемым. Герметичность башни дополнительно обеспечивала резиновая прокладка, расположенная на ободе основания башни.
Вращение башни осуществлялось при помощи электрического привода, а для аварийной ситуации был предусмотрен ручной привод. Использовались две скорости вращения башни: быстрая - 8°/сек и медленная - 4°/сек. Во время марша башня блокировалась тремя стопорами. Кроме стопоров неподвижность башни обеспечивало специальное пневматическое устройство.
На вращающемся полике башни были установлены стеллажи для снарядов к обеим пушкам. На дне башни размещался компрессор, предназначенный для продутия ствола 128-мм орудия. Компрессор работал от электрического двигателя постоянного тока мощностью 1000 Вт и напряжением 48 В.
Маска пушки - литая, прицел расположен слева. Стволы пушек были стабилизированы в вертикальной плоскости. На башне располагались два люка и два воздушных фильтра диаметром 180 мм типа СН 2/40. Воздушные фильтры имели электрический привод. Кроме этого, там были установлены два вращающихся перископа, две пусковые установки для дымовых гранат Schnellnebelkertzen 39, прицел и дальномер E-Messer.
В задней стене башни имелся люк, предназначенный для погрузки боеприпасов. В крышке люка находилась бойница для стрелкового оружия. В задней части башни находились крепления для 25 выстрелов раздельного заряжания калибра 128 мм.
Для освещения внутри башни служили три лампочки накаливания мощностью 5 Вт и напряжением 12 В. Кроме того, было предусмотрено гнездо для переноски. Прицел подсвечивался отдельной лампой. Связь между членами экипажа обеспечивал танкофон или в аварийной ситуации сигнальные лампы и переговорная труба.
Вооружение
Основным вооружением танка Тип 205 "Маус" было орудие 12.8 cm KwK 44 L/55 калибра 128 мм, боезапас 68 выстрелов раздельного заряжания (25 выстрелов было размещено в башне и 43 в корпусе). Также в башне была установлена пушка 7.5 cm KwK L/36 калибра 75 мм, боезапас 200 выстрелов (125 в башне и 75 в корпусе). Дополнительное вооружение - два пулемета Рейнметалл-Борзиг MG 34 калибра 7.92 мм, боезапас 1000 патронов в четырех патронных ящиках.
Было предусмотрено место для установки зенитного вооружения, состоящего из пушки Маузер MG 141/15 калибра 15 мм или Маузер MG 151/20 калибра 20 мм.
Противопожарное оборудование
Силовая установка танка снабжалась автоматической противопожарной системой. Для тушения огня был предназначен сжатый углекислый газ, хранившийся под давлением 190 атм. в двух баллонах по 6 кг каждый. Всего в баллонах было 3000 литров углекислого газа.
Если температура в силовом отделении превышала 160° то срабатывала автоматика. Сначала опорожнялся первый баллон, а затем и второй. В случае поломки автоматической системы, открыты баллоны можно было вручную. От баллонов газ подавался по стальным трубам диаметром 10 мм к выпускным соплам диаметром только 3 мм.
На приборных досках у места механика-водителя и стрелка-радиста были установлены контрольные лампочки, сигнализирующие о пожаре в двигательном отсеке. При пожаре механик-водитель переводил двигатель на холостой ход. Водитель при сильном пожаре мог открыть резервный баллон с углекислым газом одновременно с основным.
"Маус" после подготовки мог преодолевать водные преграды по дну. На танке было установлено три водоотводящих насоса (в электрогенераторном, тормозном и двигательном отделениях).
Танки класса "Е"
В 1942 году в Министерстве вооружений III Рейха был сформирован специальный отдел, разрабатывающий концепцию новых танков. Начальником отдела был назначен инженер-полковник Г. Книпкамп. Новые танки должны были выпускать фирмы, которые прежде никогда танками не занимались. Это были прежде всего фирмы Адлер (Adler) из Франкфурта, Аргус (Argus) из Карлсруэ и Вестерхютте (Westerhuette) из Бад-Ойнхаузена. Позже к программе была подключена фирма КлёкерГумбольдт-Дойтц (Kloeker-Humboldt-Deutz) из Ульма. Несмотря на то, что положение на фронтах, а главное, острый дефицит сырья делали выпуск танков нового поколения нереальным, проводились интенсивные конструкторские работы и строились опытные образцы.
Новые танки получили обозначение - класс "Е". Проекты этих танков значительно отличались от выпускаемых в то время РzКрfw IV и РzКрfw V "Пантера". Особенный акцент был сделан на снижении силуэта танка и увеличении возимого боезапаса. С этой целью отказались от торсионной подвески, применяемой на танках РzКрfw V и РzКрfw VI. Новым было и то, что ведущие колеса располагались сзади, ближе к двигателю и трансмиссии. Тем самым высвобождалось больше места внутри танка. На танки класса "Е" предполагалось установить стабилизаторы орудия и новый тип прицелов. Планировали, что первые танки нового типа поступят в части в 1945 году. Выпуск танков класса "Е" должен был быть основан на использовании стандартизованных узлов, одинаковых для разных танков. Всего программа "Е" охватывала пять танков:
• Е-10 - малый разведывательный танк массой около 15000 кг;
• Е-25 - танк массой около 25000-30000 кг;
• Е-50 - средний танк массой около 50000 кг, который должен был заменить выпускавшийся танк РzКрfw V (Sd Kfz 171) "Пантера";
• Е-75 - танк массой около 75000-80000 кг, предназначенный для замены РzКрfw VI "Тигр" и "Тигр II";
• Е-100 - танк массой около 130000-140000 кг, относящийся к классу сверхтяжелых танков.
Е-10
Легкий разведывательный танк массой около 12000 кг должен был выпускаться фирмой Клёкер-Гумбольдт-Дойтц АГ (КГД) в Ульме. Прежде эта фирма выпускала многоцелевой дизельный гусеничный автомобиль RSO/03. На легкий танк Е-10 предполагали установить двигатель Майбах HL 100 мощностью 294 кВт/300 л.с. или двигатель Аргус мощностью 221 кВт/300 л.с. Вооружение танка составляла пушка 7.5 cm Pak 39 L/48 калибра 75 мм. Экипаж - три человека. Была предусмотрена возможность менять клиренс и тем самым снижать высоту танка с 1760 мм до 1400 мм. Толщина брони - 30-60 мм. Работы над танком Е-10 были свернуты, после того как был начат серийный выпуск самоходного орудия "Хетцер".
Е-25
Планировали, что выпускать танк Е-25 будет фирма Аргус из Карлсруэ. Проект был разработан конструкторским бюро под руководством Германа Кляу (Klau). Фирма Аргус до той поры выпускала авиационные двигатели и устанавливала тормоза на танки "Тигр". Серийный выпуск Е-25 предполагали наладить на заводах в Берлине и Райникендорфе. Танки Е-25 были предназначены для проведения разведки и уничтожения вражеских танков. Первоначально на танк планировали устанавливать двигатель Майбах мощностью 294 кВт/400 л.с. при 4000 об/мин. Однако в серию этот двигатель не был запущен и Е-25 был "обречен" на другой мотор. Тогда танк решили оснастить двигателем воздушного охлаждения с впрыском топлива Аргус мощностью 442 кВт/600 л.с. Другой вариант силовой установки включал в себя авиационный двигатель, но и от этого двигателя отказались в пользу мотора Майбах HL 230 Р30, уже используемого на танках (например "Пантерах"). Танк должен оснащаться гидродинамической коробкой передач типа Войт, позволявшей развивать скорость до 70 км/ч. Двигатель и коробка передач были сгруппированы в один агрегат, расположенный в корме танка, который можно было легко демонтировать и установить обратно. Подобная конструкция используется сейчас на танках "Леопард". Работы над новым двигателем носили условное название "Арта". К моменту капитуляции Германии части двигателя находились на стадии производства.
В начале 1945 года фирма Алькетт получила заказ на пять прототипов танка Е25. Танки Е-25 должны были получить пушку 7.5 cm Pak 39 L/48, которую затем заменили на 7.5 cm Panzerjaegerkanone 42 L/70 калибра 75 мм.
По донесению полковника Хоцхауера (Hozhauer), сделанному в январе 1945 года, несколько корпусов танка Е-25 было изготовлено на металлургическом комбинате в Катовицах еще в декабре 1944 года.
Е-50 и Е-75
Танки Е-50 и Е-75 должны были стать основными танками немецкой армии (Standardpanzer). На обоих танках предполагалось использовать унифицированные узлы (силовая установка, шасси, гусеницы, топливная система и система вентиляции). Главное различие между танками заключалось в толщине брони. То есть слабее бронированный танк Е-50 был просто более просторным внутри. На танки Е-50/75 предполагали установить двигатель Майбах HL 234. Серийный выпуск этих двигателей должен был быть налажен в начале 1945 года. Прототип двигателя HL 234 без турбонаддува на стендовых испытаниях показал мощность 530 кВт. Максимальная скорость Е-50 должна была достигать 60 км/ч, а Е-75 - 40 км/ч. Силовая установка обоих танков проектировалась в виде агрегата, который можно было демонтировать всего за 25 минут. Танки Е-50 и Е-75 планировали выпускать на заводе Вестернхютте в Ойнхаузене, который до той поры изготавливал бронеавтомобили и бронетранспортеры. На обоих танках предполагали установить стабилизатор орудия, позволяющий вести прицельный огонь во время движения.
Ходовая часть танка Е-50 состояла из шести, а Е-75 - восьми опорных катков. Предполагали выпускать Е-75 как в виде танка, так и в виде штурмового орудия (Sturmgeschuetz). На обоих танках должна была устанавливаться одна и та же башня, выпускаемая фирмой Крупп. По сравнению с "Тиграми" и "Пантерами" броня танков Е50/75 была гораздо толще. Использование оцинкованных бронеплит очень облегчало сварку, а применение новых сварочных материалов значительно увеличивало прочность сварного шва.
Для проведения испытания подвески в конце 1944 года на фирме Хёрдер-Хуттферайн (Hoerder-Huttverein) в Дортмунде была модифицирована ходовая часть одного из танков "Тигр II".
Е-100
К моменту окончания 2-й Мировой войны дальше всего продвинулись работы над танком Е-100. Разработка конструкции и постройка опытного образца велись на фирме Адлер из Франкфурта-на-Майне. Проектирование танка Е-100 началось уже 30 июля 1943 года. Несмотря на личный приказ Гитлера в конце 1944 года прекратить все работы над сверхтяжелыми танками, продолжалось проектирование и была начата постройка прототипа. Монтаж опытного образца шел в Хаустенбеке в районе Падерборна. В начале 1945 года были готовы шасси и ходовая часть. К началу испытаний на танк установили двигатель Майбах HL 230, коробку передач OG 401216 В фирмы Майбах и рулевое управление Хеншель L 801, использованное также на "Тиграх II".
Гусеницы шириной 1000 мм разработала и изготовила фирма Адлер. Однако танк, оснащенный этими гусеницами, не вписывался в габариты железнодорожной платформы. Поэтому, как и для "Тигра", были разработаны более узкие транспортные гусеницы. Кроме более узких гусениц, на время перевозки по железной дороге с танка должны были сниматься бронелисты, защищающие шасси и гусеницы. На танке Е-100 использовали традиционную для германского танкостроения трансмиссию - двигатель располагался в корме, а ведущие колеса - в передней части танка. Броня: 240 мм (лоб) и 120 мм (борта).
До конца войны изготовить башню так и не успели. Во время испытаний использовали груз, равный массе будущей башни. Также не было готово и вооружение танка. Планировали установить на Е-100 орудие калибра 150 или 170 мм. Предполагалось, что Е-100, оснащенный двигателем Майбах и рулевым устройством Майбах "Mekydro" будет развивать скорость до 40 км/ч.
Незавершенный прототип был захвачен в Падерборне английскими войсками. В июне 1945 года Е-100 был переправлен в Великобританию для всесторонних испытаний.
Работа над танками класса "Е" дала много новых технических находок, которые однако нашли практическое применение лишь в 60-х годах во время конструирования танков для бундесвера. Как уже упоминалось, острый дефицит сырья делал выпуск даже небольшой серии таких танков весьма проблематичным.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

16

Тяжелый танк ИС-3

М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев
(Советские тяжелые послевоенные танки. Бронеколлекция №3(6) 1996)
Материал предоставлен: Alex Lee

Создание проекта нового тяжелого танка под условным названием "Кировец-1" началось в конце лета 1944 года и имело свою предысторию.
Группа научных сотрудников Военной академии механизации и моторизации имени И.В.Сталина (ВАММ), возглавляемая инженер-полковником А.Завьяловым, изучила на местах танковых боев Курской битвы характер повреждений, вызванных попаданиями снарядов в танки. Выяснилось, что не все части башни и корпуса поражаются одинаково. Наиболее высокой вероятность поражения была у лобовых частей башни и корпуса, при этом число попаданий в башню было наибольшим. Ответом на результаты этих исследований и стал проект нового танка.
Все проектные работы велись в условиях жесткого соревнования между двумя конструкторскими коллективами - Опытного завода № 100, организованного в марте 1942 года и возглавляемого Ж.Я.Котиным и А.С.Ермолаевым, стремившегося подтвердить свое лидерство в разработке тяжелых танков, и конструкторского бюро Челябинского Кировского завода, возглавляемого Н.Л.Духовым и М.Ф.Балжи, надеявшегося показать свою зрелость и самостоятельность.
Главной особенностью проекта, предложенного серийным заводом, была оригинальная приплюснутая башня со 122-мм пушкой Д-25, разработанная конструктором Г.В.Крученых. Большие углы наклона броневых стенок башни способствовали рикошету бронебойных снарядов, а удачная внутренняя компоновка обеспечивала минимальные ее размеры, что позволило без излишнего утяжеления машины повысить толщину лобовой брони до 250 мм, против 100 мм на тяжелом танке ИС-2.
Узнав о том, что на ЧКЗ создается новый танк, Ж.Я.Котин немедленно подготовил свой вариант, базировавшийся на разработках Опытного завода по опытным объектам 244, 245 и 248. У этого варианта сразу бросалась в глаза необычная форма носовой части корпуса.
Дело в том, что практически на всех танках того периода верхняя лобовая часть как сварных, так и литых корпусов представляла собой поверхность, поставленную перпендикулярно продольной плоскости или же под небольшим углом к вертикали. Такая форма была необходима, пока в передней части танка сидели два человека. С исключением из экипажа стрелка-радиста, когда впереди остался один водитель, к тому же посаженный по центру, появилась возможность срезать углы на лобовой плите. Так, на ИС-2 в литой лобовой детали возникли "скулы". При этом стало возможным не только снизить массу корпуса, но и значительно повысить стойкость броневых деталей в случае обстрела танка спереди. Конструкторы Опытного завода Г.Н.Москвин и В.И.Таротько предложили составить всю верхнюю лобовую часть корпуса из двух соединенных и сильно наклоненных к вертикальной плоскости броневых листов, повернутых в плане под большим углом. Сверху эти листы накрывались треугольной крышей, наклоненной к горизонту под углом 7°. В этой крыше прямо над головой механика-водителя имелся люк, через который он мог садиться в танк и покидать его. Такой двухскатный нос получил у конструкторов название "нос с горбинкой" (впрочем, больше прижилось название "щучий нос").
Переход к полностью сварному корпусу с исключением крупных литых деталей объяснялся, с одной стороны, достижениями сварщиков во главе с академиком Е.О.Патоном, с другой - возможностями литейного производства, которое было полностью загружено изготовлением литых башен для танков ИС.
На рассмотрение наркому танковой промышленности В.А.Малышеву были представлены два самостоятельных проекта, два варианта одного танка. Первый представляли директор ЧКЗ И.М.Зальцман и главный конструктор Н.Л.Духов, второй - директор и главный конструктор Опытного завода Ж.Я.Котин. Рассмотрев проекты, В.А.Малышев принял компромиссное решение: взять форму носовой части корпуса от одного проекта, а башню от другого. Масса же должна была остаться такой же, как у ИС-2.
Так родилась новая модель танка прорыва - плод совместных усилий двух кировских конструкторских коллективов, разделить которые в принципе невозможно. До образования Опытного завода основной состав конструкторов работал в штате и на территории ЧКЗ и лишь позднее был частично переоформлен на Опытный завод. Однако и этот состав в большинстве своем находился и работал на основном заводе, продолжая выполнять проектные и производственные задачи на ЧКЗ.
В рабочем календаре директора ЧКЗ И.М.Зальцмана там, где он помечал выполнение графика работ, новая машина шла под именем "Победа". Но как ни хотелось ему дать "своей" машине громкое имя, танк пошел в серию под уже привычным названием ИС-3. Единственно, чего добился серийный завод, так это того, что объектовый номер танку был присвоен по Челябинскому Кировскому заводу - объект 703.
В последних числах октября 1944 года первый образец объекта 703 вышел из ворот завода и подвергся ходовым испытаниям на Бродокалмакском тракте. После завершения заводских танк отправили на подмосковный полигон для прохождения войсковых испытаний. В декабре его осмотрел заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии маршал бронетанковых войск П.А.Ротмистров. Он обошел машину со всех сторон, поднялся наверх, влез внутрь танка, сел на сиденье механика-водителя и, выслушав подробный доклад ведущего инженера машины М.Ф.Балжи, сказал:
-
Вот такая машина нужна армии!
После войсковых испытаний объект 703 представили Г.К.Жукову и А.М.Василевскому. Маршалы доложили о новой машине И.В.Сталину, который и подписал решение ГКО о приеме танка на вооружение Красной Армии и производстве его на Челябинском Кировском заводе.
Тяжелый танк ИС-3 (объект 703) имел весьма совершенные для своего времени формы корпуса и башни с большими толщинами броневых листов. Лобовые листы корпуса были установлены в форме "щучьего носа" с двойным наклоном под большим углом к вертикали. Верхней части борта был придан обратный наклон, чтобы уместить широкий погон башни. Наклонные бронелисты в стыке бортов и днища позволили сократить общую площадь поверхности корпуса и за счет сэкономленного веса усилить бронезащиту. Кормовой лист корпуса для удобства доступа к агрегатам силовой передачи сделали откидным. Механик-водитель размещался впереди по оси машины. Над его сиденьем имелся люк с отодвигающейся в сторону крышкой, в которой устанавливался смотровой прибор. Перед открыванием люка его необходимо было снимать. За сиденьем водителя, в днище, размещался запасной люк.
Литая башня имела приплюснутую сферическую форму. В крыше башни находился большой овальный люк, закрываемый двумя крышками. В правой крышке ставился смотровой прибор заряжающего - МК-4, в левой располагался командирский люк наблюдения, закрытый круглой вращающейся крышкой, в которой был смонтирован смотровой прибор командира ТПК-1. Этот прибор предназначался для наблюдения за местностью, определения дальности до цели, для целеуказания и корректировки артогня. Развитой командирской башенки танк не имел. Еще один прибор МК-4, для наводчика, устанавливался в верхней части башни, слева по ходу.
Механизм поворота башни - планетарный, с ручным и электрическим бесступенчатыми приводами. Электропривод был оборудован системой командирского управления, командир мог, удерживая цель в поле зрения своего смотрового прибора, нажать на кнопку, установленную на приборе, и повернуть башню в заданном направлении по кратчайшему пути. При совпадении линии визирования с осью канала ствола башня останавливалась. Максимальная скорость поворота башни составляла 12 град./с.
122-мм танковая пушка Д-25Т обр.1943 г. с длиной ствола 48 калибров и спаренный с ней 7,62-мм пулемет ДТ были установлены в литой маске. Пушка снабжалась двухкамерным дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического типа. Начальная скорость бронебойного снаряда равнялась 781 м/с. Прицельная дальность стрельбы с помощью телескопического прицела ТШ-17 составляла 5000 м, а с помощью бокового уровня - 15 000 м. Скорострельность 2-3 выстр./мин.
На крыше башни на турели находился зенитный 12,7-мм пулемет ДШК.
Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов раздельного заряжания, в том числе: 18 с осколочно-фугасными снарядами и 10 с бронебойными. Следует отметить, что для облегчения работы заряжающего укладки, предназначенные для размещения бронебойных снарядов, окрашивались в черный цвет, а остальные - в серо-стальной.
Боекомплект для пулемета ДТ состоял из 945 патронов, снаряженных в 15 магазинов, а для пулемета ДШК - из 5 лент по 50 патронов, каждая из которых укладывалась в отдельную коробку. Одна коробка устанавливалась на пулемет, остальные размещались в боевом отделении.
Двенадцатицилиндровый четырехтактный V-образный дизельный двигатель В-11-ИС-3 жидкостного охлаждения с рабочим объемом 38 880 см3 и максимальной мощностью 520 л.с. (382,5 кВт) при 2200 об/мин был установлен на кронштейнах, приваренных к бортовым листам корпуса.
В топливную систему танка входили четыре внутренних коробчатых металлических сварных бака общей емкостью 450 л, расположенных по два справа и слева от двигателя, как правая и левая группы. Четыре наружных цилиндрических бака емкостью по 90 л каждый крепились на наклонных листах корпуса по бортам кормовой части и были подключены к внутренним. Баки имели механические приспособления для сброса, состоящие из защелок с тросовым управлением. Рукоятки сброса устанавливались по бортам задней части боевого отделения.
На танке имелись воздухоочистители типа "Мультициклон".
Система охлаждения - жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. В систему встроен котел для подогрева охлаждающей жидкости зимой с помощью паяльной лампы.
Запуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-700 или сжатым воздухом из двух баллонов емкостью 5 л каждый, расположенных под верхними наклонными листами лобовой части корпуса. Инерционный стартер отсутствовал.
Силовая передача-механическая. Главный фрикцион - многодисковый, сухой, сталь по асбобакелиту. Коробка передач (КП) - восьмискоростная, с демультипликатором. Планетарные механизмы поворота - двухступенчатые, располагались на концах главного вала КП. Блокировочные фрикционы ПМП - многодисковые, сухие, сталь по стали. Тормоза плавающие, ленточные, чугун по стали. Бортовые передачи - понижающие редукторы с простым шестеренчатым и планетарным рядом.
Ведущие колеса имели съемные венцы с 14 зубьями. Направляющее колесо было взаимозаменяемым с опорными катками. Механизм натяжения гусениц- винтовой, кривошипный.
На каждом борту имелось по 6 сдвоенных опорных и 3 поддерживающих катка. Подвеска катков - индивидуальная, торсионная.
Гусеница- мелкозвенчатая, цевочного зацепления. Номинальное число траков в каждой гусенице - 86, минимальное - 79. Соединение траков - открытым шарниром. Шаг трака-160 мм,
ширина - 650 мм. Трак представлял собой отливку или фасонную штамповку.
Система электрооборудования - однопроводная, 24-вольтовая. Имелись генератор мощностью 1500 Вт и четыре аккумуляторные батареи.
На танке устанавливалась радиостанция 10-РК-26 и танковое переговорное устройство ТПУ-4бисФ.
Первая опытная партия тяжелых танков ИС-3 покинула заводские цеха в мае 1945 года. В боевых действиях Великой Отечественной войны они участия не принимали. По некоторым данным, ИС-3 применялись при разгроме японской Квантунской армии в августе 1945 года. 7 сентября 1945 года в Берлине состоялся парад союзных войск в честь окончания второй мировой войны. Парад принимали Главнокомандующий советскими оккупационными войсками маршал Г.К.Жуков, командующий 3-й американской армией генерал Джордж Паттон, английский генерал Робертсон и французский Кениг. Кроме того, присутствовало большое количество высших чинов, как советских, так и союзных войск. Парад открыли пешие колонны: перед генеральской трибуной промаршировали пехотинцы из 9-го стрелкового корпуса 5-й советской ударной армии, за ними шли солдаты из 2-й французской пехотной дивизии, альпийские стрелки и зуавы, блеснула выправкой 131-я английская пехотная бригада. Замыкала пеший строй тысяча парашютистов из 82-й американской воздушно-десантной дивизии. После короткого перерыва к зрителям приблизилась механизированная колонна, которую открывали 32 легких танка М24 "Генерал Чаффи" и 16 бронеавтомобилей М8 из американского 705-го танкового батальона, за ними шли танки и бронетранспортеры французской 1-й танковой дивизии. Англичане выставили на парад 24 танка "Комета" и 30 бронеавтомобилей 7-й танковой дивизии. И, наконец, в заключение парада по Шарлоттенбургскому шоссе прошли 52 танка ИС-3. Сводный танковый полк был сформирован на базе 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии. Новые советские тяжелые танки произвели сильное впечатление на наших западных союзников.
Впервые на параде в Москве новые танки были показаны 7 ноября 1946 года.
Танк ИС-3 находился в серийном производстве до середины 1946 года (в 1945 году какое-то время вместе с ИС-2). Всего было выпущено 2311 танков. Стоимость одной машины в ценах тех лет составляла 350 000 рублей. ИС-3 поступали на вооружение тяжелых танкосамоходных полков Советской Армии.
Однако уже в самом начале их эксплуатации в войсках выявился целый ряд недостатков, ставших следствием ряда конструктивных просчетов и ошибок, допущенных при его проектировании. Поэтому уже в 1946 году создали комиссию по анализу дефектов ИС-3, к которым относились выход из строя двигателя, коробки передач, элементов бронекорпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения и др. В 1948-1952 годах все танки ИС-3 были подвергнуты модернизации и переделкам по программе УКН (устранение конструктивных недостатков). Были усилены кронштейны крепления двигателя, изменено крепление КП, усилен подбашенный лист, усовершенствована конструкция главного фрикциона, улучшены уплотнения бортовых передач и опорных катков. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установлен электрический. Радиостанция 10-РК заменена на 10-РТ. Масса танка при этом возросла до 48,8 т.
Несмотря на значительный объем переделок и высокую стоимость работ, программа УКН для одного танка стоила 260000 рублей - танки так и не были доведены до необходимого уровня требований эксплуатации.
В конце 50-х годов танк подвергся дополнительной модернизации и стал именоваться ИС-ЗМ. Целью модернизации было подтягивание его до уровня боевых машин того периода и максимально возможная унификация узлов и агрегатов с более современными танками.
При модернизации в конструкцию танка были внесены следующие изменения и дополнения:
- увеличена жесткость корпуса путем введения планок в кормовой лист и раскосов в днище, в днище под КП вырезано отверстие и закрыто крышкой, приваренной внакладку, для увеличения зазора между КП и днищем;
- пулемет ДШК заменен на модернизированный ДШ КМ, а пулемет ДТ- на ДТМ;
- уплотнен вращающийся колпак командирского люка;
- установлен прибор ночного видения ТВН-2 механика-водителя;
- вместо В-11-ИС-3 установлен двигатель В-54К-ИС максимальной мощностью 520 л.с. при 2000 об./мин. Воздухоочистители типа "Мультициклон" заменены на ВТИ-2 с двумя степенями очистки и эжекционным удалением пыли из первой ступени. В системе смазки смонтирован новый масляный бак с теплообменником и пеногасителем. В систему охлаждения встроен подогреватель НИКС-1 с электроприводом; на корме предусмотрено крепление двух 200-литровых бочек с топливом;
- усилены подшипниковые узлы опорных катков и направляющих колес, изменены сальниковые уплотнения;
- в систему электрооборудования введена двухпроводная цепь дежурного освещения. На корме смонтирована штепсельная розетка внешнего запуска. На части танков снята система командирского управления. Контрольно-измерительные приборы непосредственного действия заменены электрическими;
-установлены радиостанции Р-113 и танковые переговорные устройства Р-120.
Следует подчеркнуть, что модернизация в значительной степени повысила надежность танка. Однако век его уже был отмерен. После модернизации танки направлялись в парки, где ставились на долговременное хранение.
На экспорт ИС-3 почти не поставлялись. В 1946 году два танка передали Польше для ознакомления с конструкцией и подготовки инструкторов. По-видимому, предполагалось принятие его на вооружение Войска Польского. В 50-х годах обе машины несколько раз участвовали в военных парадах. Впоследствии до начала 70-х годов одна машина находилась в Военно-технической академии в Варшаве, а затем использовалась в качестве мишени на одном из полигонов. Второму ИС-3 повезло больше - его передали в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в музее которой он хранится до сих пор.
В 1950 году один танк ИС-3 с подобной же ознакомительно-испытательной целью был передан Чехословакии.
Значительно больше танков ИС-3 отправили в КНДР (по-видимому, уже после окончания корейской войны). В 60-е годы в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку тяжелых танков.
Египетская армия получила первые танки ИС-3 в конце 50-х годов. 23 июля 1956 года они приняли участие в параде в честь "Дня независимости" в Каире. Большинство же из 100 ИС-3 и ИС-ЗМ, поставленных Египту, прибыли в эту страну в 1962-1967 годах.
5 июня 1967 года израильские войска перешли в наступление на Синайском полуострове - началась война, получившая название "шестидневной". Решающую роль в операциях на сухопутном фронте играли танковые и механизированные соединения, основу парка которых с израильской стороны составляли американские танки М48А2 с 90-мм пушками, английские "Центурион" Мк5 и Мк7, модернизированные в Израиле путем установки 105-мм пушки, а также модернизированные танки М4 "Шерман" с французскими 105-мм пушками.
С египетской стороны им противостояли танки советского производства Т-34-85, Т-54, Т-55 и ИС-3. Последние, в частности, имелись в составе 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан-Юнис - Рафах. Еще 60 ИС-3 имела 125-я танковая бригада, позиции которой находились близ Эль-Кунтиллы.
Тяжелые танки советского производства (как, впрочем, и все остальные) могли стать серьезным противником для израильтян. Однако этого не произошло, хотя несколько М48 было ими подбито. В условиях высокоманевренного боя ИС-3 проигрывали более современным танкам израильтян. Сказывались малый темп огня, ограниченный боекомплект и безнадежно устаревшая система управления огнем (для сравнения - на М48А2 стоял оптический прицел-дальномер и двухплоскостной стабилизатор наведения). Плохо приспособленными для работы в жарком климате были и двигатели ИС-3.
Но самое главное - боевая подготовка египетских танкистов была несравненно ниже, чем израильских. Сказывался низкий общеобразовательный уровень основной массы личного состава, затруднявший освоение боевой техники. Невысоким был и морально-боевой дух солдат, не проявивших необходимой стойкости и упорства.
Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует уникальный с точки зрения танкового боя, но типичный для "шестидневной" войны эпизод. Один ИС-ЗМ был подбит в районе Рафаха ручной гранатой, случайно влетевшей в... открытый башенный люк. Египетские танкисты шли в бой с открытыми люками, чтобы иметь возможность быстрее покинуть танк в случае его поражения. Солдаты 125-й танковой бригады, отступая, просто бросили свои танки, в том числе и ИС-ЗМ, которые достались израильтянам в совершенно исправном состоянии. В итоге египетская армия потеряла 73 танка ИС-3 и ИС-ЗМ. К 1973 году она располагала лишь одним танковым полком на этих боевых машинах. Данных о его участии в боевых действиях нет.
Армия обороны Израиля использовала захваченные ИС-ЗМ до начала 70-х годов. При этом изношенные двигатели В-54К-ИС заменялись на В-54 от трофейных танков Т-54А. Одновременно от последних заимствовали и крышу моторно-трансмиссионного отделения. К арабо-израильской войне 1973 года большинство ИС-ЗМ было установлено в качестве неподвижных огневых точек, вкопанных в землю вдоль Суэцкого канала на так называемой "Линии Бар Лева". В ходе боевых действий никакой существенной роли они не сыграли и вновь попали в руки египтян.
Этим исчерпывается единственный полноценный эпизод боевого применения в судьбе тяжелого танка ИС-3.
Рассказ об ИС-3 был бы неполным без упоминания о самоходной установке ИСУ-152 образца 1945 года (объект 704), созданной на его базе. В этой машине общему для рубки и корпуса лобовому листу толщиной 120 мм был придан большой угол наклона. Механик-водитель располагался в боевой рубке слева и вел наблюдение через перископический смотровой прибор, установленный в крыше рубки. Командир вел круговой обзор с помощью прибора МК-4, закрепленного во вращающейся крышке люка. Экипаж состоял из 5 человек.
Полевая пушка-гаубица МЛ-20СМ обр.1944 г. была смонтирована в броневой маске на лобовом листе рубки. Горизонтальный угол наведения составлял 11°, угол возвышения +18°, склонения - 1° 40'. В боекомплект входили 20 выстрелов раздельного заряжания. Для стрельбы прямой наводкой имелся телескопический прицел ТШ, а с закрытых позиций - панорама. Специальная система целеуказания связывала командира с наводчиком и механиком-водителем. С пушкой-гаубицей был спарен крупнокалиберный пулемет ДШК. Второй пулемет ДШК (зенитный) устанавливался на турели люка заряжающего,
Двигатель В-2ИС мощностью 520 л.с. позволял боевой машине массой 47,3 т двигаться с максимальной скоростью 40 км/ч. Претерпели изменения форма и емкости топливных баков. Силовая передача, ходовая часть, электрооборудование и средства связи были заимствованы у танка ИС-3.
САУ отличалась от других машин этого класса главным образом мощной броневой защитой, полученной из-за больших углов наклона броневых листов и необычного размещения механика-водителя. Однако большой угол наклона стенок рубки, значительная величина отката ствола пушки-гаубицы (до 900 мм) и совмещение отделения управления с боевым существенно сократили размеры последнего и затруднили работу экипажа. Размещение механика-водителя вверху привело к увеличению непросматриваемой зоны и ухудшению условий его работы из-за большой амплитуды колебаний. Эта машина была изготовлена в одном экземпляре и сейчас находится в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.
Что же касается самого танка ИС-3, то по тактико-техническим характеристикам он превосходил своего предшественника - танк ИС-2. Весьма лестную оценку "третий" заслужил и за рубежом. По мнению западногерманского эксперта доктора Фон Зенгера унд Эттерлина, "рациональная конструкция носовой части корпуса и башни заслуживает самой высокой оценки. Кроме того, этот танк отличается весьма малой высотой. На 1956 год танк ИС-3 сохраняет за собой наилучшее для тяжелой машины сочетание боевых качеств".
Все это так, но перечисленные конструктивные недостатки отрицательно сказывались на боевых возможностях танка. Несмотря на осуществление двух программ модернизации, устранить их полностью так и не удалось.
На сегодняшний день сохранилось немало танков ИС-ЗМ, установленных как памятники или сохраняющихся в качестве музейных экспонатов. Их можно увидеть в подмосковной Кубинке, Киеве, Минске, Челябинске, Новороссийске, Павлодаре и многих других местах. Есть ИС-ЗМ в экспозиции музея на Абердинском полигоне в США, в музеях Бельгии и Израиля. Что же касается танка ИС-3 в чистом, не модернизированном виде, то сохранился он, пожалуй, только в польском городе Познани, в музее Высшей офицерской школы танковых войск

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

17

проекты сверхтяжелых танков

По изданию Troika W. "Maus"
("Восточный фронт", 1996)
Материал предоставил Денис Туманов

В начале 1942 года фирма Крупп начала работу над новым тяжелым танком, обозначенным как PzKpfw VII "Лев". Танк был разработан на базе предыдущего проекта VK 70001. Планировалась разработка двух версий танка: легкой (leichte) толщина брони до 100 мм и боевая масса 76000 кг, и тяжелой (schwere) - броня до 120 мм, масса до 90000 кг. Экипаж - пять человек. Основное вооружение - пушка калибра 105 мм (L/70). Предполагалось, что танки РzКрfw VII "Лев" будут развивать скорость до 23-27 км/ч.
Адольф Гитлер приказал дальше вести работы только над танком, вооруженным пушкой калибра 150 мм (L/40) или (L/37). Толщину брони фюрер также приказал увеличить. Гусеницы шириной 900-1000 мм должны были снизить давление на грунт до 1.0 кг/см2.
После начала работ над "Маусом", для которого фирма Крупп проектировала большое количество узлов и деталей, в том числе и корпус, - разработка "Льва" была прекращена.
Во время конструирования танка "Тигр II" полковник Фихтель (Fichtel) из управления вооружениями предложил вооружить танк "Лев" пушкой калибра 88 мм (L/71) и установить на машине броню толщиной 140 мм. В таком варианте танк должен был развить скорость до 35 км/ч.
Боевая масса танка РzКрfw VII "Лев" составляла около 90000 кг, длина корпуса 7740 мм, ширина - 3830 мм, высота - 3008 мм. Толщина брони: лоб - 120 мм, борта и корма - 100 мм.
Проект танка "Ber" ("Медведь")
В начале мая 1942 года были завершены работы над проектированием сверхтяжелого танка "Бер" массой 120000 кг. Танк предполагали оборудовать двенадцатицилиндровым карбюраторным двигателем жидкостного охлаждения Майбах HL 230 мощностью 515 кВт/700 л.с., максимальная скорость не превысила бы 20 км/ч. Шасси нового танка было позаимствовано у РzКрfw VI (Sd Kfz 181) "Тигр" Ausf. Н1. Вооружение танка "Бер" составляло орудие калибра 305 мм (L/16), неподвижно установленное в корпусе. Угол возвышения орудия до +70°. Боеприпасами к орудию служили унитарные снаряды массой около 350 кг (50 кг взрывчатого вещества), начальной скоростью 355 м/сек и дальностью 10500 метров.
Полная масса танка "Бер" составляла 120000 кг, длина 8200 мм, ширина 4100 мм, высота 3500 мм. Толщина брони: 130 мм (лоб) и 80 мм (борта). Экипаж - шесть человек.
Проект танка Р 1000
В июне 1942 года инженер Гроте (Grote), заведовавший в Министерстве вооружений выпуском подводных лодок представил концепцию танка массой в целых 1000 тонн (!). проект был обозначен как Р 1000. Этот "сухопутный линкор" должен был быть длиной 35 метров, а шириной 14 метров. На танке Р 1000 планировали использовать гусеницы шириной 3.5 метра, по конструкции похожие на гусеницы, предназначенные для огромных карьерных экскаваторов.
В движение танк должен был приводиться двумя дизелями МАН мощностью 6256 кВт/8500 л.с. или восемью дизелями Даймлер-Бенц мощностью 1472 кВт/2000 л.с., каждый. Максимальная скорость оценивалась в 40 км/ч.
Вооружение танка Р 1000 состояло из орудия калибра 280 мм, орудия калибра 128 мм и зенитного комплекса, состоящего из восьми зенитных пушек Flak 38 калибра 20 мм установленных по одной или по три и пушки Маузер MG 151/15.
В декабре 1942 года фирма Крупп выдвинула еще один проект подобного монстра. Это был проект прямо-таки футуристического танка массой 1500 тонн (1500000 кг!). Толщина лобовой брони танка составляла 250 мм. Вооружение этого гиганта тоже было поистине гигантским - пушка "Дора" калибра 800 мм. В движение танк должны были приводить несколько дизельных установок, использующихся на подводных лодках.
К счастью в III Рейхе нашлась трезвая голова (Шпеер?) не допустившая реализации столь "грандиозных" проектов.

материал взят с сайта “Броне-сайт”

0

18

Танк Тигр

http://i027.radikal.ru/0803/7b/7b409e605c2e.jpg


Распечатываем, вырезаем и склеиваем

http://i027.radikal.ru/0803/7b/7b409e605c2e.jpg



http://i003.radikal.ru/0803/3a/fc55ea2dd267.jpg



http://i002.radikal.ru/0803/38/0c2ce21dc582.jpg



http://i044.radikal.ru/0803/8d/56cbdaacba76.jpg

Формат файла - PDF

Листов с выкройками – 6

Размер: 3.43 mb

Скачать | Download

Зеркало | Mirror

0

19

http://i017.radikal.ru/0804/75/4a12272d3205.jpg

http://i024.radikal.ru/0804/66/9fa205812eb6t.jpg

http://i004.radikal.ru/0804/f1/fa9664ede86dt.jpg

http://i002.radikal.ru/0804/e5/9ba80af2b49bt.jpg

http://i017.radikal.ru/0804/ad/149825448e35t.jpg

http://i031.radikal.ru/0804/fd/c8e7481b2a83t.jpg

http://i049.radikal.ru/0804/08/bcff164d49e6t.jpg

http://i017.radikal.ru/0804/a7/77cb7f6006e3t.jpg

http://i004.radikal.ru/0804/e6/f8c3f45eee78t.jpg

http://i043.radikal.ru/0804/8b/2bcd9570c5bct.jpg

http://i041.radikal.ru/0804/ea/e560ebad83e4t.jpg

http://i037.radikal.ru/0804/f9/a5d607bf3e75t.jpg

http://i006.radikal.ru/0804/49/11b21177582ct.jpg

http://i003.radikal.ru/0804/17/122be7cd1d6at.jpg

http://i039.radikal.ru/0804/fc/e440ecd4f4b5t.jpg

http://i049.radikal.ru/0804/ed/4728999d29ddt.jpg

http://i015.radikal.ru/0804/28/0304323b55b6t.jpg

http://i027.radikal.ru/0804/23/450da2fee198t.jpg

http://i043.radikal.ru/0804/e2/2c2209f00517t.jpg

http://i031.radikal.ru/0804/48/8ac56d45a210t.jpg

http://i013.radikal.ru/0804/92/b2037e692f54t.jpg

http://i015.radikal.ru/0804/43/2babe362d519t.jpg

http://i050.radikal.ru/0804/6d/4980b5afb792t.jpg

http://i044.radikal.ru/0804/90/fb269bc5a340t.jpg

http://i028.radikal.ru/0804/0d/4cc994542249t.jpg

http://i038.radikal.ru/0804/d7/154bd537915bt.jpg

http://i037.radikal.ru/0804/f7/27ceb232e1a6t.jpg

http://i003.radikal.ru/0804/9f/f75cb2910149t.jpg

http://i011.radikal.ru/0804/95/84badd23117ft.jpg

http://i011.radikal.ru/0804/04/f5c26431064ct.jpg

http://i009.radikal.ru/0804/0b/b5a34131ef71t.jpg

http://i004.radikal.ru/0804/bc/0537c29ca516t.jpg

http://i025.radikal.ru/0804/c4/3ea4ddebf56dt.jpg

http://i038.radikal.ru/0804/33/eb8b3a8a0166t.jpg

http://i050.radikal.ru/0804/40/23721c4fe352t.jpg

0


Вы здесь » КУМЫСФОРУМ » Мужской клуб МАКХХL » ТАНКИ